USD 73.7532 EUR 89.6691

Долгий путь к самому близкому

Юлия БЫКОВА.
Фоторабота с выставки Натальи Югонсон.
Фоторабота с выставки Натальи Югонсон.

Причём не безответственные биологические родители, а очень часто — детские дома…

Весьма обнадеживает тот факт, что молодые люди протягивают руку навстречу маленькой личности. Не боясь трудностей при отсутствии опыта воспитания собственных детей, понимая всю меру ответственности за свой шаг, а главное, совершенствуясь и вырастая вместе со своим маленьким чудом.

На празднике под названием «День усыновителя», организованном под эгидой городской общественной организации «День аиста», таких семей было не одна и не две. Проходит мероприятие только второй год, однако гостей здесь столько, что можно было подумать, будто о встрече известно уже много лет. Семьи, в этом году приютившие детей из спецучреждений, поздравляли и торжественно награждали.

«День усыновителя» — обобщающее название: на празднике собрались не только усыновители и усыновлённые, но также приёмные и попечительские семьи. И не удивительно: какой бы ни была форма семьи с юридической точки зрения, и усыновители, и приёмные родители, и опекуны по факту стремятся к статусу полноценных родителей.

Людмиле — двадцать восемь. Екатерине — двадцать пять (имена девушек, по их собственной просьбе, изменены). В учреждения для «неблагополучных» детей молодых женщин привели разные обстоятельства.

Девушка с модельной внешностью и золотыми волосами выводит из душного зала двух неугомонных карапузов. Один из них называет статную красавицу мамой. С этим несмышлёнышем Людмила уже год не разлей вода. Не скрывает: поначалу были трудности, и совсем не пустяковые. Проблема адаптации, утверждает молодая мама, — не пустой звук. Трёх месяцев жизни в казенном доме для мамы и малыша оказалось достаточно, чтобы дистанцию между мамой и ребёнком сокращали с большими усилиями. Но сегодня Людмила гордится, что сумела преодолеть трудности начала пути. Ведь именно мама в силах сделать всё возможное, чтобы первая в жизни серьёзная перемена прошла для ребёнка гладко.

Екатерина — приёмная мама двоих детей. Через два года после появления первого пополнила семью вторым. Детей воспитывает одна: «Мне было 22, доче было восемь — почти сёстры!» Вообще-то примерно так и происходило: сначала Екатерина была для маленькой Арины учительницей, помогая девчушке самосовершенствоваться в любимом деле — рисовании. Потом ученица и учительница распознали друг в друге приятелей — делились друг с другом самым интересным и сокровенным. Первые детские проблемки доставались Екатерине, чтобы любимая учительница рисования изобразила на листе бумаги просеку, спасительно выбирающуюся из тёмного леса, плот, спешащий по волнам к пассажирам лодки с прорехой… Одним словом, ещё до усыновления Екатерина стала для Ариши настоящей мамой — заботливой, ответственной за любимую ученицу. Так практика, которую молодая девушка проходила по месту учёбы в НГУ, стала для Екатерины судьбоносной.

«Не я выбрала ребёнка — ребёнок выбрал меня», — говорит Екатерина про обоих своих приёмных детей. Выбор — либо научная карьера, либо дети — вырисовывался, словно в каком-то давно известном фильме. Но отпал сам по себе, когда на Екатерину в очередной раз посмотрели маленькие любящие глазки. «Выбор встал иначе: либо вот этот ребёнок остаётся в детском доме, либо его забираю именно я, и никто другой», — уверенным тоном констатирует молодая мама-аспирантка.

Сегодня Арише одиннадцать. Екатерина признаётся: никогда не могла представить, чтобы её семью украшал единственный цветок жизни. Поиски двоюродной сестры Аришы, за которые взялась новоиспечённая мама, не уступали по усердию и доскональности написанию научной работы. Увы, эти поиски не увенчались успехом. Зато у Арины появился приёмный брат Никита, который всего на год младше своей старшей сестрёнки.

Екатерина также не скрывает, что тяготы детской адаптации в новой семье — процесс непростой. А если учитывать, что Ариша и Никита поселились в её доме в 8 и 9 лет соответственно, миновать сложностей было никак нельзя. Хотя, конечно, с воспитанием второго было легче.

И без того развитые ребятишки смогли раскрыть свои таланты под крылом новой мамы. Ариша всерьёз увлеклась фигурным катанием, а Никита — авиамоделированием. Общие достижения Екатерина скромно комментирует: «Все эти способности и таланты заложены в них природой, я всего лишь пытаюсь помочь им раскрыться».

Катины дети не усыновлены, но под опекой: биологические родители Ариши и Никиты формально не лишены родительских прав. Но когда ребятишки подрастут и смогут юридически выбрать свою законную семью, на них может быть оформлено попечительство. А пока Екатерина этого момента просто ждёт.

Наверное, потому-то молодые приёмные родители выигрывают у тех, кто уже имеет опыт воспитания собственных детей: молодым не с чем сравнить, и все тяготы, сопровождающие появление нового члена семьи, воспринимаются естественно — так и должно быть.

А вот у приёмной родительницы Ирины Николаевны мнение другое. «Думаю, такие формы, как приёмная семья, должны ориентироваться на тех родителей, которые вырастили и воспитали своих детей. В Европе так и поступают. Потому что там другой менталитет: приёмного ребёнка с лёгкостью воспринимают как своего, им легче подружить своих с некровными. Ну и, конечно, очень важно иметь опыт воспитания собственного ребёнка», — уверена Ирина Николаевна, мать двоих взрослых сыновей и двух совсем юных приёмных сестрёнок.

Ирина Николаевна выбрала форму приёмной семьи: государственная поддержка при этой форме усыновления адекватна её финансовым возможностям. Льготы на образование и медицинское обслуживание — весомый аргумент для среднестатистической семьи, желающей подарить сознательную, наполненную радостями и трудностями жизнь не только кровным детям. И не только одному ребёнку, нуждающемуся в любви и понимании старшего. Однако Ирина Николаевна признаётся: всё-таки очень хотелось бы удочерить приёмных девочек! Но, увы, эта форма сегодня не предполагает регулярной финансовой поддержки.

Впрочем, это ведь та же проблема молодой семьи — суть одна. Если в первом случае материнский капитал явно недостаточен, а взять квартиру в кредит могут себе позволить либо очень смелые, либо принадлежащие немногочисленной категории обеспеченных семей, то усыновление — просто дорогое удовольствие для желающих обзавестись ребёнком из спецучреждения. Получается, семья у нас не является «особо охраняемой территорией». Но ведь пока есть люди, которые делают что-то вопреки. Вопреки трудностям, вопреки стереотипам…

Вот, кстати, если говорить о стереотипах. Нужна ли тайна усыновления? Такой вопрос прозвучал в документальном фильме, который посмотрели собравшиеся перед началом праздничной программы. Ответ на вопрос оказался неоднозначным. Примечательно, что существуют семьи, не обращающие внимания на косые взгляды и шепотки соседей, высказываясь за отмену тайны усыновления на законодательном уровне.

Формально цель мероприятий по усыновлению, опеке и попечительству — разместить как можно большее количество детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи. Это называется социальной политикой. По факту все формы усыновления — это постоянный диалог взрослого человека с будущим взрослым человеком. Это называется работой. Долгой и упорной работой, невидимой глазу стороннего наблюдателя.

Комментарии