USD 73.7532 EUR 89.6691

«Я снимаю свои фильмы чуть раньше, чем нужно...»

Елена КОСТИНА. Фото автора.
173-42.jpg
173-42.jpg



«Светлый образ ученого» — это некто с внешностью Юрия Степанова. Милый, рассеянный, трогательный, лет до тридцати с гаком не вышедший из-под опеки мамочки, робко лепечущий любимой женщине что-то про чешуекрылых, вместо того чтобы признаться в любви. Он с первых минут, с первых кадров покорил всю женскую часть аудитории, а это, как водится, от двух третей до трех четвертей зала.

Таким Степанова мы еще не видели. И Абдулова таким не видели. Хозяйственный, в меру пьющий, по его глубокому убеждению, разбирающийся в тонкостях актерского мастерства и потому поучающий всех театральный электрик. Тот, про кого говорят «Красавец!» с ударением на «е». Считающий, что один из способов, по его меткому выражению, «объединить лицевые счета», то есть покорить любимую женщину, — это перестирать ее белье, замоченное в общей ванне коммунальной квартиры.

Аронова, Ефремов, Певцов... Состав просто звездный. Кажется, даже если бы Евгения Добровольская, исполнительница главной роли, не была бы столь ослепительно хороша, женственна, чувственна, иронична и непредсказуема, фильм уже получился бы.

По ходу просмотра зал жил, дышал, страдал, смущался, радовался вместе с главными героями, время от времени срываясь на аплодисменты. А когда пробежали титры, разразился овацией. Искренней и долгой. Такого доброго, умного, тонкого и светлого российского фильма не доводилось видеть давно. Сейчас в целом комедий не много. А таких, чтобы без «чернухи» и без шуточек ниже пояса в стиле «камеди клаб», пожалуй, и вовсе нет.

Это был предпремьерный просмотр нового фильма Станислава Говорухина, организованный компанией Гемини-фильм и кинотеатром «Победа» накануне Дня российского кино. Сегодня комедия «Артистка» шествует по стране, все более и более завоевывая зрительскую любовь и признание.

Про реку, в которую не войти дважды
По окончании просмотра при техническом содействии компании Транстелеком состоялась видеоконференция с Москвой, в ходе которой новосибирские журналисты и зрители смогли пообщаться с кинорежиссером и самой «Артисткой» — Евгенией Добровольской. Вопросы из зала звучали самые разные и первый из них: интересно ли было Станиславу Говорухину, который нам более знаком как создатель серьезных, в том числе социально острых документальных и художественных фильмов, работать в непривычном для него жанре комедии?

— Я всегда стараюсь работать в разных жанрах, делать что-то новое. У меня были документальные фильмы, как, например, «Так жить нельзя», были фильмы для детей и юношества, например, «Дети капитана Гранта», совсем другого плана фильм «Пираты двадцатого века», где я был автором сценария. Я снимал и детективы, и мелодрамы. И вот в первый раз предоставилась возможность снять комедию. Я всегда мечтал снять что-то подобное, но… Всегда отталкиваешься от драматургии. И это не то, и здесь не получится… И вдруг такая удача. В сценарии полно остроумных диалогов и мне хотелось снять такой же остроумный и яркий фильм.

А дело было так. Говорухин приступил к съемкам своего нового фильма под названием «Пассажирка». Вдруг ему приносят сценарий, который он прочел, что называется, в один присест — и заболел им. Решено: «Пассажирку останавливаем. Снимаем артистку!» Теперь, когда фильм вышел на большой экран, все вернулось на круги своя. «Артистка», удостоенная самых высоких призов на кинофестивале «Окно в Европу», на прошлой неделе вышла к широкому зрителю и завоевывает все большее признание и зрительскую любовь, а съемки «Пассажирки» возобновились.

Одна восторженная зрительница тут же спросила Станислава Говорухина о возможном продолжении истории про артистку, на что последовал ответ:

— Думаю, что «Артистки-2» не будет. Ко мне сколько лет пристают насчет продолжения фильма «Место встречи изменить нельзя». Я исповедую принцип, что нельзя войти в одну реку дважды.

О неискусстве
Хотя поводом для встречи стала лирическая комедия, разговор получился очень серьезным. Говорухин не только откровенно говорил о собственном творчестве, но и дал оценку сегодняшнему кинопроцессу в целом.

— Я ненавижу американское кино и, если честно признаться, терпеть не могу новое российское. Хорошо я снимаю или плохо, но это в пику тому, что идет на сегодняшнем экране. Мне претят и темы, и персонажи, и сюжеты. Мне кажется, что значительная часть режиссеров восприняла полную свободу как свободу от ответственности перед обществом и особенно перед молодым поколением. Мой девиз созвучен девизу врача: не навреди!
Моя задача — не отравлять жизнь зрителя, а, наоборот, дать ему новые жизненные силы. Чтобы он ушел из кинотеатра готовым переносить удары судьбы, жизнь у нас не слишком легкая. Задача искусства определена Пушкиным — будить добрые и благородные чувства. Как бы ни хвалили какой-то фильм, сколько бы премий он ни получил, если он не будит добрые, благородные чувства, если он не затрагивает душу, не воспитывает духовно человека, это вообще не искусство. Я сейчас не говорю, что «Артистка» — это вот как раз искусство. Я говорю о своей позиции.

Можно было предположить, что отношение Евгении Добровольской к молодому российскому кино будет не столь критичным и жестким, но актриса высказала свое полное согласие с режиссером. Она, в частности, сказала:

— Я во многом согласна со Станиславом Сергеевичем в том, как он охарактеризовал наше молодое кино. То, что я вижу, мне неинтересно и не привлекает. Но есть молодые режиссеры, может, не очень молодые, но все же молодые, которые недавно закончили ВГИК и снимают кино для подростков. Например, Владимир Котт (его брат Александр снял «Героя нашего времени»). Он делает кино для подростков и про подростков. Мне интересны и сам материал, и сценарий, который мне предлагают, и как идет работа. Если есть судьба, если в фильме есть надежда, хочется в нем сниматься.

О жующем зрителе
В нескольких интервью, даже после того как на кинофестивале в Выборге «Артистка» завоевала главный приз — Большую золотую ладью и приз за главную женскую роль, Станислав Говорухин пророчил не очень удачную прокатную судьбу своему детищу. Он пояснил:

— Я снял этот фильм для вас, я вижу в этом зале своих зрителей. А в кинотеатре сегодня в большинстве своем сидят не мои зрители. Американцы нарисовали социальный портрет человека, который «дает кассу», те самые миллионы долларов в первые два-три уик-энда. Им оказался подросток, как правило, цветной и неграмотный. Наша публика приближается к этому образу. Часто это разбалованные взрослыми и обществом тинейджеры, не утруждающие себя серьезным чтением, и так далее. Я иногда захожу в кинотеатры, чтобы просто полюбоваться на эту публику. Вот они сидят, посылают друг другу эсэмэски, беседуют, выходят, приносят пиво, комментируют каждую реплику. Им даже происходящее на экране не очень важно. Главное, чтобы там что-то двигалось, стреляло. Это не моя публика. Конечно, я был бы счастлив, если бы наши сограждане оценили мой фильм, но в кинотеатрах совсем другие люди.

Мой зритель — это десятки миллионов, которые перестали сегодня ходить в кино. Не только потому, что у них нет денег, хотя это тоже причина, но и потому, что им противен сам быт, сам запах кинотеатра, где жуют, ведут себя совсем не как в театре. Сегодня, кстати, в Москве уже и состоятельная публика перестает ходить в кинотеатры, предпочитая, именно от отвращения к этой атмосфере, снять зал для 30—40 человек из своих и спокойно смотреть. Вот почему я сомневался насчет успеха «Артистки» в прокате.

Я всегда это говорю и при случае даже президенту: Россия станет такой, какими вырастут ее дети. Если они перестают читать книжки, воспринимать искусство, а только смотрят «дозоры» и прочее — это катастрофа. Главным вновь должна стать семья. А она катастрофически теряет авторитет. Должна быть нормальная школа, которая должна заниматься и воспитанием. Улица не должна быть криминальной. Детей надо кормить доброкачественной и духовной, и материальной пищей.

О своей лучшей работе
С затаенной болью говорил режиссер о судьбе «Ворошиловского стрелка»:

— Я горжусь этой картиной. Это моя лучшая, я считаю, картина. Она вообще не была на экранах. Во-первых, ее не поддержали ни журналисты, ни критики. Я помню вал публикаций: «Ой, это не кино, это не режиссер, он старый такой…» Я снимаю свои фильмы, получается, чуть раньше, чем нужно. Журналистам и критикам нужно лет пять, чтобы понять и оценить.

Вы понимаете, какая огромная ответственность лежит на журналистах и критиках? Поддержать хорошее, доброе, будящее добрые и благородные чувства, и высказаться нелицеприятно обо всем том, что вредно, что не имеет отношения к искусству.

О том, почему рано
На документальный фильм «Так жить нельзя», который в свое время прокатывался в кинотеатрах, ночью стояли очереди за билетами. Фильм «Великая криминальная революция» ни разу не был показан полностью по ТВ, хоть и крутили отрывки, и в кинотеатры он, разумеется, не попал. Года четыре назад этому фильму уже исполнилось десять лет, и я одному каналу предложил: «Покажите! Это теперь уже история, время прошло...» Не дерзнули! Давайте чуть попозже, говорят. Словом, он и для сегодняшнего времени слишком острый.

Фотографии статьи
173-43.jpg
173-45.jpg
173-46.jpg
173-44.jpg

Комментарии