USD 63.1697 EUR 70.3395

«Не забудем вовек, как могучую Обь покорил Человек!»

Л. ПАЩЕНКО. Главный археограф Государственного архива Новосибирской области.



Государственный архив Новосибирской области вот уже полвека хранит уникальные документы о проектировании и строительстве Новосибирской ГЭС. Гидроэнергетический проект Ленинградского отделения Всесоюзного треста отражает все направления работ по подготовке к строительству и само строительство Новосибирской гидроэлектростанции на реке Оби. Он включает в себя технические проекты, а также проекты земельного переустройства, лесоочистки ложа водохранилища ГЭС, переселения жителей сел и деревень, всевозможных защитных и санитарных мероприятий. Вопрос переселения оказался архинепростым, не менее важным, чем строительство ГЭС, соответственно, потребовал детальных разработок. Документы свидетельствуют, что были подготовлены основные положения по определению границ затопления и подтопления, состав и характеристики населенных пунктов и расположенных в них строений и сооружений, составлены обоснования инженерной защиты и переноса отдельных населенных пунктов. Все это требовало точных расчетов. Составлялись списки строений и сооружений, расположенных в зоне водохранилища, принадлежащих государственным учреждениям и предприятиям, колхозно-кооперативным и общественным учреждениям. Отдельно составлялись акты обследования строений и сооружений (с указанием степени их износа), принадлежащих рабочим, колхозникам, служащим и другим лицам. Велись экономические расчеты капиталовложений.

В схематический план водохранилища вошли старые и новые населенные пункты. В техническом проекте сохранились альбомы натуральных съемок, таблицы, чертежи, отражающие все направления: водное хозяйство, энергетика, станционный узел, связь, водоснабжение: а также сводные ведомости об объеме санитарных работ по подготовке водохранилища и заключение областной санитарной инспекции.

В начале августа 1945 года комплексная экспедиция Ленинградского отделения Всесоюзного треста Гидроэнергопроекта под руководством С. Я. Жуковского начала изыскания места для створа будущей плотины и электростанции. Экспедиция наметила четыре створа: около поселков Бугры, Матвеевка и деревень Нижние Чемы и Малое Кривощеково. В середине октября того же года для окончательного решения этого вопроса в Новосибирск приезжала правительственная комиссия под председательством профессора П. И. Василенко. В нее вошли представители Наркомата электростанций, Главгидроэнергостроя, треста и Ленинградского отделения Гидроэнергопроекта (восемь человек, в том числе главный специалист по экономике И. С. Антушев, начальник сектора затопления и защитных мероприятий А. А. Коробченков). В работе комиссии участвовали заместитель секретаря Новосибирского обкома ВКП(б) по электростанциям и электропромышленности Жигальский, профессор Томского университета доктор технических наук М. М. Кучин (геолог), главный инженер «Новосибирскэнерго» Комиссаров, управляющий новосибирским отделением «Союзводпроекта» и другие научные и инженерные работники города. Комиссия заслушала доклады инженера-геолога С. Я. Жуковского и главного инженера проекта ГЭС В. А. Берга. Было отмечено, что лучшим, исходя из геологических условий, был нижнебугровский вариант створа, ограниченный на правом берегу Оби улицей Добролюбова, а на левом берегу — каменным карьером, где не глубоко залегали граниты. Но он оказался неприемлемым по условиям заполнения водохранилища, так как затоплению подвергались железнодорожный двухпутный мост (Комсомольский), подходы к нему, некоторые городские кварталы, промышленные предприятия, железнодорожная линия Новосибирск — Барнаул и селение Бугры. Рассматривалось еще восемь вариантов створов: малокривощековский, матвеевский, нижне- и верхнеельцовские, огурцовский и три варианта у Нижних Чем. Третий вариант створа, нижнечемский, при котором достаточно прочные коренные породы песчаников и сланцев выходили на дневную поверхность и позволяли удобно расположить бетонные сооружения, был принят к реализации.

В 1945 — 1946 годы комплексная изыскательская экспедиция, возглавляемая горным инженером В. С. Кузнецовым, развернула на месте строительства ГЭС гидрологические и топографические работы. Окончательный проект ГЭС был составлен Ленинградским отделением Гидроэнергопроекта (главный инженер А. Л. Можевитинов и главный инженер проекта А. В. Егоров). Весь комплекс состоял из здания ГЭС, бетонной водосливной плотины с щитовыми затворами, правобережной земляной намывной плотины и дамбы, судоходного канала, однониточного трехкамерного шлюза. Общая длина подпорных сооружений составляла около 4800 метров. В зону затопления водохранилища попадало несколько десятков населенных пунктов, и поэтому предстояло перевести на новые места тысячи строений, переселить десятки тысяч людей, вырубить в зоне затопления лес площадью 33 тыс. га.

В схеме водохранилища, в зоне затопления, оказались населенные пункты в округе города Бердска и трех районов Новосибирской области: Новосибирского сельского, Ирменского, Ордынского и двух районов Алтайского края — Крутихинского и Каменского. По перечню в 51 населенном пункте нашей области в план затопления попали 10307 дворов, из них полностью затоплено было 3249. Среди них — селения, в которых числилось от 100 до 400 дворов: это Верхние Чемы, Тюменькино, Верхняя Ельцовка, Атаманово, Морозово, Красный Яр, Темново, Еремино, Пичугово, Старый Шарап, Новостроец, Елбань, Усть-Хмелевка и др. Также частично было затоплено 3349 дворов. Под площадку строительства был определен населенный пункт Нижние Чемы, в нем по плану значилось 204 двора, которые пошли под затопление.

Развернувшееся строительство было широко механизировано. На стройке работали десятки экскаваторов, скреперов, бульдозеров, тракторов, несколько сот автомашин. Около котлована построили механизированный бетонный завод производительностью 100 м3 в час, склады цемента, рядом с селом Буготак открыли каменный карьер, у которого стали строить поселок строителей. Сначала сотни прибывших на стройку из разных городов страны и нашей области строителей жили в брезентовых палатках, вагончиках, на квартирах в окрестных деревнях. Строительство раскинулось на десятки километров. На обоих берегах строили жилые поселки с магазинами, клубами, столовыми, больницами, детскими садами. Руководил стройкой начальник «Новосибирскгэсстроя» И. М. Иванов, главный инженер В. С. Эристов, инженер Неклюдов и др. Строительство продвигалось трудно, при большой текучести кадров.

Намечалось в июне 1957 года ввести в эксплуатацию два агрегата.

В 1959 году на полную мощность была пущена Новосибирская гидроэлектростанция — первая в Обском гидроэнергетическом каскаде. Семь гидроагрегатов станции обеспечивали установленную мощность 400 тыс. кВт.

Створ сооружений ГЭС был выбран в нескольких километрах от Новосибирска, выше по реке. Общая длина напорного фронта сооружений составляла около 5 км. Величина напора 19,5 м.

В состав гидроузла входили станционное здание, бетонная водосливная плотина, трехкамерная система судоходных шлюзов и земляные дамбы на левом и правом берегах. Бетонные сооружения гидроузла — станционное здание и водосливная плотина — были размещены в русловой левобережной части створа.

Совмещенный тип здания ГЭС позволил не только разместить в нем гидросиловое оборудование, но и пропускать часть паводковых расходов воды по специальным напорным водоспускам в обход турбин, что значительно сократило длину водосливного фронта плотины. Длина станционного здания 180 метров.

ГЭС оборудовалась поворотно-лопастными турбинами, однотипными с турбинами Каховской ГЭС.

Непосредственно к станционному зданию с его русловой стороны примыкает водосливная плотина общей длиной 188 м и высотой 35 м. Водосливной фронт ее образуют восемь отверстий шириной по 20 м, перекрываемых стальными щитами. Водосливная плотина смыкается с глухой земляной плотиной длиной 3 км, пересекающей часть русла реки и широкую правобережную пойму. Тело плотины намыто из песчаных грунтов.

Судоходные шлюзы железобетонной конструкции размещены у правобережного конца земляной плотины и соединены с нижним бьефом подходным каналом. Общая длина судоходных сооружений 7 км.

Новосибирское водохранилище имеет длину 230 км, наибольшая ширина достигает 20 км. Подпор воды распространяется вверх по Оби до г. Камня.

Емкость водохранилища 8 км3. Площадь зеркала несколько превышает 1000 кв. км. Объем строительных работ при сооружении Новосибирского гидроузла определяется в 700 тыс. м3 бетона и железобетона, в 600 тыс. м3 скальной выемки, в 21 тыс. т металлоконструкций и шпунта.

В августе 1961 года государственная комиссия приняла ГЭС в промышленную эксплуатацию. Мощность ГЭС 400,4 тыс. кВт. Через 5 лет все затраты на строительство комплекса станции окупились полностью.

Документы свидетельствуют, что бетонные сооружения строились в одну очередь в котловане у левого берега, огражденном перемычкой ряжевой конструкции.

Русло реки было перекрыто в конце навигационного периода, что исключало перерыв в судоходстве на реке.

Все десять дней перекрытия реки областная газета сообщала жителям города и области, как обстоят дела на ГЭС. В каждом номере публиковались сообщения, интервью и репортажи специальных корреспондентов А. Деева, А. Алексеева, Г. Парфенова и фотоснимки с мест событий фотокорреспондентов С. Ахмерова, Б. Шумакова, рисунки, зарисовки карандашом и плакаты С. Калачева.

Газета пестрела заголовками: «На строительстве Новосибирской ГЭС», «25 октября — начало штурма Оби», «Осталось девять дней до начала перекрытия русла Оби», «До перекрытия русла Оби осталось 7 дней!», «Перед штурмом», «Так был наведен понтонный мост», «На решающих участках», «Земснаряд в забое», «Красный вымпел над экскаватором», «Путь Оби к водосливной плотине открыт!», «Наперекор стихии», «Укрощение Оби продолжается», «Большое событие, Обь перекрыта!»... Свои стихи посвящали этому важному событию поэты Казимир Лисовский («Над великой рекой»), Иван Ветлугин («Перед штурмом») и простые горожане.

25 октября газета «Советская Сибирь» рассказывала новосибирцам, как шло наведение понтонного моста:

«...Напряженно трудился в последние дни коллектив монтажного участка. Перед ними поставлена задача — быстро собрать наплавной понтонный мост и изготовить верхнее металлическое строение ряжевого участка моста. Бригада монтажников, руководимая Осиповым, быстро собрала спаренные понтоны, а бригада Колендина изготовила свыше 50 тонн металлоконструкций. Когда все было готово, спаренные понтоны один за другим были выведены и поставлены выше прорана. Пароход «И. Тургенев» справился с этой задачей... С 8 часов утра и до поздней ночи самоотверженно трудились и речники теплохода «Отважный», и монтажники. Почти 18 часов не покидали они рабочие места, пока не сбросили якоря, укрепив наведенный первый понтон. Лишь в полночь, усталые, продрогшие на ветру, разошлись они отдохнуть, чтобы 23 октября начать наводку второго понтона... Наведение его прошло более уверенно, всего за три часа... Трудно сказать, кто больше всех отличился, люди трудились без устали, не считаясь со временем.»

В ночь на 25 октября строители начали решающий штурм реки. С наведенного понтонного моста мощные самосвалы сбрасывали в реку глыбы камней.

Штурм продолжался 26 и 27 октября. Наконец 27 октября обская вода вышла через плотину в основное русло. Но мощная сибирская красавица не собиралась сдаваться. Она стремительно несла свои воды и готовила для покорителей все новые и новые сюрпризы. Утром 27 начался сильный штормовой ветер со снегом и дождем. Лавина основного потока реки, прижавшись к левому берегу, стремительно неслась вперед. Наплавной мост был под угрозой деформации. Вода просочилась сквозь ряжевую перемычку, отделяющую бетонную плотину от здания станции, грозя затопить котлован.

Через некоторое время поступило сообщение, что вода вымыла из перемычки засыпанный грунт. Следующие сообщения были все тревожнее и тревожнее:

«Затоплены понтоны», «пролеты моста унесены потоком вниз по течению на несколько километров...», произошло две аварии: через секционную перемычку вода проникла в котлован здания станции, и произошло короткое замыкание на ЛЭП, питавшей электроэнергией весь левый берег. Половина города погрузилась в темноту. На стройке было объявлено аварийное положение.

Началось похолодание, температура воздуха понизилась до минус 9 градусов. Стали поговаривать о переносе перекрытия на более поздний период, однако расширенное совещание с представителями из Москвы, состоявшееся ночью, приняло решение — работы продолжать.

Ситуация осложнялась ещё и дождевыми паводками в горах Алтая. Строителям пришлось изыскивать новые, более эффективные средства перекрытия. Коллектив правобережного управления, возглавляемый опытным гидростроителем А. Е. Московченко, предложил вести перекрытие «пионерным» способом (то есть идти вперед и сбрасывать в реку камни, создавая плотину). Основная левобережная часть прорана шириной 67 м была закрыта именно этим способом — сбрасыванием камня с торцовых сторон отсыпаемого банкета. Успешное «пионерное» перекрытие русла в условиях высоких расходов и скоростей течения воды, по существу, было новым методом в гидротехнике, до этого времени не применявшимся на больших реках. Новым было и весьма удачное использование на перекрытии так называемых связок и гирлянд — крупных камней, бетонных массивов и габионов, связываемых между собой и прикрепляемых перед сбрасыванием в воду к тросам, протянутым поперек прорана. Этот способ помог успешно закрыть проран, скорость течения реки в котором превышала 6 м/сек.

Более 100 часов продолжалась засыпка прорана, и наконец в воскресенье 4 ноября берега соединились: перекрытие, в результате которого образовалось искусственное водохранилище — Обское море, завершилось. Плотина протяженностью 5 км поднялась на 20 метров выше обычного летнего уровня. Последние дни, как утверждали в интервью и выступлениях на митингах руководители строительства, проектировщики и рабочие, были самыми сложными, непредсказуемыми, потребовав от людей не только высокого профессионализма, трудолюбия, но и решительности, высокого самообладания.

Основное назначение Новосибирской ГЭС — регулировать работу энергетической системы, снабжающей электроэнергией предприятия промышленного района Новосибирска, электрифицированные линии железных дорог, сельскохозяйственных потребителей области.

Водохранилище ГЭС обеспечивает глубоководный путь для большегрузных судов озерного типа вверх по Оби до г. Камня и судоходную трассу до г. Искитима по затопленному руслу правобережного притока Оби — р. Берди.

Архивные документы вновь и вновь возвращают нас в далекие годы, к тем грандиозным событиям на берегах Оби, свидетелями и участниками которых были тысячи и тысячи людей, создававших новосибирское искусственное водохранилище, названное в народе Обским морем.

Фотографии статьи
218-13.jpg
218-12.jpg
218-11.jpg

Комментарии