USD 92.7519 EUR 100.4425
 

«Последние! Больше не будет!»

Наталья ИВАНОВА
Маргарита Орлова показала нам альбом, изданный к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, «Дети войны активны и по-прежнему в строю». Фото: Андрей Заржецкий
Маргарита Орлова показала нам альбом, изданный к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, «Дети войны активны и по-прежнему в строю». Фото: Андрей Заржецкий

Поколение детей войны с болью следит за событиями в Донбассе. Увы, обыкновенный фашизм не умер, он оставляет сиротами детей нового века.

Воспоминаниями о своем опаленном войной детстве с читателями «Советской Сибири» поделилась Маргарита Орлова, член Новосибирской областной общественной ветеранской организации «Дети войны».

«Я отношу себя к поколению детей войны — той еще, Великой Отечественной. Когда она началась, мне не было и семи лет. Наш детский сад 22 июня на даче проводил «родительский день». Все было мирно, весело сидели на берегу речки. Вечером родные уехали домой. А ночью нас всех на автобусах вывезли в город».

«Все события до нас доносил репродуктор — круглый конус из черной крафт-бумаги, который висел в комнате на стене. Оттуда шли все последние известия от Советского информбюро. Помню, я долго удивлялась: «Последние! Больше не будет!».

018-10-03.jpg

Фото: Андрей Заржецкий

«В тылу надо было выживать. Папа по брони работал на сталелитейном предприятии. В ноябре 1941 года на «трехтонке» с разбитым стеклом в кабине перевозил оборудование на левый берег для эвакуи­рованного с запада завода, сейчас это завод имени Кузьмина. Простудился и скоропостижно скончался от крупозного воспаления легких. Меня взяла на воспитание папина сестра Ирина Алексеевна. Конечно, условия были не из простых: в маленьком доме деда жили две семьи. У моей тети была только крохотная комнатка. Рядом с ее кроватью поставили мне старинный сундучок, и я все школьные годы спала на нем возле печки, как сверчок. Но было тепло — и от печки, и от родных. Конечно, не хватало мамы — она умерла еще до войны — и папы. И я ночью мечтала, что придет мамина сестра Люся да дядя Толя пришлет с фронта открытку или фото».

018-10-04.jpg

Фото: Андрей Заржецкий

«В школу номер девять города Новосибирска я пошла с сумочкой, сшитой из зеленой клеенки. Тетрадей не хватало, писали и на полях газет, но учились охотно. Экзамены сдавали с четвертого класса по четырем предметам. Как сироте, мне давали от школы талоны на обед, который был организован в большом зале на втором этаже Городского корпуса на Красном проспекте, сейчас это здание Краеведческого музея. Но хлеб мы приносили свой. Черный хлеб мы «выкупали» по карточкам в деревянном одноэтажном здании магазина на улице Советской, напротив Фёдоровских бань. Продавщицы взвешивали хлеб на весах с гирьками, «довесочками». Главное было не потерять хлебную карточку».

«Моя тетя работала на Новосибирской трикотажной фабрике начальником смены вязального цеха. Вязали и шили белье для армии, всю войну работали без отпусков. Тетя получила медаль «Наше дело правое — мы победили», на обратной стороне: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне. 1941–1945 гг.». Мы ее бережно храним. Так вот, трикотажной фабрике выделили участок под огород в Черепановском районе, куда мы ездили на электричке. Это помогало жить. Помню еще такую деталь: городские ездили в сельские районы менять хорошие вещи, материалы-отрезки на продукты — масло, сало».

018-10-05.jpg

Фото: Андрей Заржецкий

«В институт инженеров водного транспорта, только открывшийся в 1951 году, меня привлекла идея «великих строек коммунизма» — в этом мы были уверены. После окончания института мы по распределению должны были отработать три года. Я выбрала строительную организацию в Омске. Вначале работала на строительстве домов, так как у нас оговорено в дипломе «с правом общестроительных работ», но в основном я трудилась инженером технического надзора на строительстве причальных сооружений крупнейшего Омского грузового порта и красивого речного вокзала».

«В Омске я проработала шесть лет. Обрела семью. Муж Орлов Павел Сергеевич работал в Иртышском речном пароходстве, там родилась наша дочь. Но родной Новосибирск призывал. И по договоренности через Министерство речного и морского флота получили перевод в Новосибирский институт проектирования на речном транспорте. Занимались проектированием портов, гидротехнических сооружений на реках Сибири, Якутии».

«Что-то мне подсказало, что надо заняться воспитанием молодых речников, и я перешла на преподавательскую работу в Новосибирское командное речное училище имени С. Дежнева и до выхода на пенсию 27 лет отдала воспитанию молодых речников, с которыми поддерживаю хорошие отношения до сих пор. У нас с мужем большая крепкая семья. Дочь и сын, трое внуков, все получили высшее образование, работают по специальностям. Внуки имеют уже свои семьи, так что у нас две правнучки растут».

018-10-02.jpg

Фото: Андрей Заржецкий

«Наше поколение выжило в войне 1941–1945 годов, мы работали на благо страны. Активисты НООВО «Дети войны» поддерживают ветеранов, у нас установлена постоянная связь, проводятся консультации по интересующим вопросам, руководство организации в лице Ирины Петровны Еремчук помогает в получении направлений на оздоровление в гос­питали № 2 и 3. Что сейчас главное? Память о борьбе советского народа с фашистской Германией, в свете последних событий это обрело особое значение. Сохранение памяти, исторической правды, участие в патриотическом воспитании молодежи — наша важная миссия. Члены нашей организации проводят тематические встречи в школах города и области».

СТРАШНАЯ СВЯЗЬ ВРЕМЁН
Вспоминая испытания тех страшных лет, Маргарита Леонидовна с гордостью говорит о своей стране, о советских людях. Получив высшее образование, наша собеседница всю жизнь работала, с супругом Павлом Сергеевичем построила крепкую семью, вырастила дочь и сына. Сегодня у Орловых уже подрастают правнучки. Дети войны с горечью воспринимают события на Украине. Когда-то там насмерть бились с фашистами советские солдаты... И вот оно, отродье нацистов, снова подняло голову.
— Сейчас, оглядываясь на прожитое время, с болью в душе и в сердце воспринимаю судьбы современных детей войны, развязанной, думаю, безумными правителями Украины и их западными покровителями, — сокрушается Маргарита Леонидовна. — Сколько ужаса пережили эти неокрепшие души! Никогда в жизни никто из нашего поколения не мог представить, что доживем до такой войны, где в ненависти украинская власть убивает своих детей, обрекает на недетские страдания.