USD 58.1756 EUR 55.9953
Золотой гонг 2022

«Детдому край наш отчимом не стал...»

Эвакуация детей из Ленинграда. Фото сайта: 1tv.ru
Эвакуация детей из Ленинграда. Фото сайта: 1tv.ru

Благодаря субсидиям министерства труда и социального развития Новосибирской области Колыванский совет ветеранов проводит много интересных мероприятий, в том числе и по краеведению.

Ветераны бережно хранят историю родного края — их воспоминания со временем составят настоящую народную летопись района. Вот что вспоминает Мария Ивановна Новикова, в замужестве Пономарёва, о детстве в селе Пристань-Почта. В 1937 году ее отца рекомендовали для организации первой в области охотбазы.
До войны Иван Васильевич Новиков успел отстроить базу и избы. В помещении этой базы временно проживали эвакуированные дети блокадного Ленинграда. Их привезли на Почту поздней осенью, последним пароходом в 1941 году.

— Я хорошо помню, как мы с мамой вечерами приносили им молоко. Дети одетыми лежали в кроватях и около каждого стояла фотография родных. Вскоре их переселили в нашу новую школу, — вспоминает Мария Ивановна. — Мы, деревенские, учились в старом маленьком помещении, все возрасты были вместе. Ленинградские дети были окружены вниманием всех жителей нашего села. Мой ровесник и одноклассник Анатолий Сорокин, впоследствии ставший поэтом, в память о военном детстве написал: «Детдому край наш отчимом не стал, он обогрел детей блокадных детство, он им тепло и кров надежный дал и память бесконечную в наследство. Отдал вам все, что мог тогда отдать, наш край берез, наш тыл полуголодный».

Отца до войны Мария Ивановна не помнила и знала его только по фронтовым фотографиям. В то время в семье, кроме нее, были малолетние Галина и Николай, а старшая сестра Валентина подростком была мобилизована на военный завод в Пашино.

— Однажды, под самый новый, 1943 год Валя пришла пешком, в мороз. Вся обмороженная, зеленая, она лежала на кровати и играла забинтованными руками на балалайке. Елку мама соорудила из метлы и березовых веников, игрушки из бумаги мы делали сами. Несмотря на все это убожество, нам было весело, — завершает рассказ Мария Ивановна.