USD 62.1849 EUR 65.5205
Золотой гонг 2022

Пешком без револьвера за богатым браконьером

Хрупкое природное равновесие на просторах нашей области охраняют профессионалы, вооруженные в основном только своим профессионализмом, однако к нему, конечно, должны прилагаться и табельный пистолет, и маневренный транспорт. Иначе что же это за охрана такая? Фото: Андрей Заржецкий
Хрупкое природное равновесие на просторах нашей области охраняют профессионалы, вооруженные в основном только своим профессионализмом, однако к нему, конечно, должны прилагаться и табельный пистолет, и маневренный транспорт. Иначе что же это за охрана такая? Фото: Андрей Заржецкий

Депутаты Заксобрания поддержали минприроды региона и предложили изыскать возможность вооружить егерей и обеспечить их транспортом высокой проходимости

Новосибирским лесникам, похоже, просто уже не угнаться за браконьерами, которые с ног до головы обвешаны самыми современными средствами охоты и передвигаются на дорогих вездеходах.

Депутаты Законодательного собрания на заседании аграрного комитета четко обозначили проблему браконьерства и истоки ее появления.

Охранять животных не с чем и не на чем

Как сообщил член комитета Николай Мочалин, в соответствии с федеральным законом обязательства по охране и воспроизводству животного мира лежат на субъекте Федерации, то есть на правительстве региона. А вот финансирование на покупку техники, обмундирования, приборов связи должно поступать из федеральной казны.

— Федералы в последнее время денег области не дают, а техника изношена, в последний раз она приобреталась в 2012 году. Потребность в финансировании этого направления, с учетом инфляции, может составить 80 миллионов рублей. У нас есть полный перечень востребованной техники по назначению, по ее видам, районам и опергруппам. Вопрос уже выносили на бюджетный комитет в 2021 году, где рекомендовали минфину при формировании бюджета рассмотреть вопрос финансирования за счет средств областного бюджета. Я предлагаю, чтобы комитет выступил с инициативой рекомендовать Заксобранию обратиться к губернатору и правительству Новосибирской области по поводу увеличения финансирования за счет средств областного бюджета по этому вопросу, — сказал депутат Мочалин.

По его словам, ситуация сейчас такова, что денег не дают ни копейки: охранять животных некому и не на чем.

— Зарплата (у егерей. — Прим. авт.) тоже мизерная, — подчеркнул Николай Мочалин.

По словам Виктора Кушнира, депутаты уже обсуждали этот вопрос и даже создали рабочую группу, которая побывала на приеме у губернатора.

— Мы изложили все, что было озвучено Николаем Мочалиным, — сообщил депутат. — Действительно, техника изношена практически на 100 процентов, и ресурсы на ее пополнение пока области взять неоткуда. Но мы предложили вариант по опыту ближайших областей, когда за составление протокола охотовед или егерь получает дополнительное стимулирование. Второй вопрос: есть штрафные санкции, и довольно-таки серьезные, за убийство косули, лося. Нужно, чтобы эти деньги — от 80 тысяч, в зависимости от пола животного — шли на приобретение техники. И Андрей Александрович обещал этот вопрос рассмотреть. Конечно, нужно активизировать работу с федеральными структурами, Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Один — на все Васюганские болота

Депутаты единогласны в том, что, по сравнению с соседними регионами, ситуация в Новосибирской области бедственная.

— Ситуация у нас критическая, — уточнил депутат Александр Калиниченко. — Особенно в северных районах: Колыванском, Убинском, Северном, примыкающих к Томской области, Васюганским болотам, которые нуждаются в охране. Колыванский район я упоминаю как самый доступный (для браконьеров. — Прим. авт.): 50  километров, и ты уже на территории охотничьих угодий. Они простираются туда, где пройдет только снаряженная техника. Площадь — один миллион 100 тысяч гектаров, и (на всю эту территорию. — Прим. авт.) всего один охотинспектор. Естественно, браконьеров там много. Они на технике, им все доступно. Так что необходимость в усилении охраны этих угодий всем понятна.

Кроме того, как-то так получилось, что теперь у новосибирских лесников нет служебного оружия. Точнее, как сообщил замминистра Валерий Шрейдер, у охотоведов нет возможности им пользоваться: единственная на всю область оружейная комната не может пройти согласования с Росгвардией и другими службами. А само оружие морально устарело, причем давно. Револьверы есть 1950-х годов.

— Но самая большая проблема отрасли — это кадры, — подчеркнул Валерий Шрейдер.

Штрафы есть, а денег нет

Кроме того, лесники заправляют машины и проходят оружейные и медицинские комиссии за свой счет, и с этим тоже нужно что-то делать. Только вот что именно?

— К сожалению, вся наша бюджетная система построена так, что штрафы и возмещение ущерба не поступают в субъект, — пояснил заместитель министра природных ресурсов и экологии Новосибирской области Валерий Шрейдер. — Они идут в бюджеты муниципальных образований. Цифры у нас есть от штрафов, от ущербов после возбуждения уголовных дел. Что касается штрафных санкций, мы можем их ужесточить, чтобы денег поступало больше, но они в любом случае уйдут в бюджеты муниципалитетов.

Такое положение дел возмутило председателя комитета Дениса Субботина:

— Как так? Это же наши общие деньги, бюджетные! Мы можем хотя бы придумать, как премировать егерей? — спросил депутат у зампреда правительства региона — министра финансов и налоговой политики Виталия Голубенко.

По словам Виталия Голубенко, минприроды не может спрогнозировать такого рода доходы, а минфин, соответственно, пока не может случайные поступления заложить в бюджет.

— Я считаю, что это не безнадежная история, нужно работать, — уточнил Виталий Голубенко. — Что касается оплаты труда инспекторов, сейчас есть определенные федеральные ограничения.

Словом, поработать над увеличением финансирования отрасли нужно обязательно. Итогом заседания стало заявление депутатов комитета о намерении обратиться в профильную комиссию Законодательного собрания, к министру финансов Виталию Голубенко и ко второму чтению проекта бюджета все-таки изыскать ресурсы на указанные цели в рамках региональной программы по охране и воспроизводству объектов животного мира.