USD 63.1697 EUR 70.3395

Любовь, похожая на смерть

Светлана ФРОЛОВА
Фото Виктора Дмитриева предоставлены театром «13 трамвай»
Фото Виктора Дмитриева предоставлены театром «13 трамвай»

О том, как прекрасно жить вместе двум любящим, — спектакль от Сибирского камерного театра «13 трамвай»: если не убьют друг друга, то покалечат.

«Гениальный план — заказать «жену на час», «мужа на час» и увидеть наконец, как выглядит нормальная семья», — шутят в социальных сетях. Разумеется, в каждой шутке есть доля шутки, а реальность меж тем привычно напоминает о том, что институт семьи слабеет. На этой волне, скажем, в российском правовом поле появляются законопроекты, созданные для сдерживания бытового насилия в этой самой семье. Кажется, что уже пора спасать мужей от жен, а жен — от мужей. Пьеса популярного российского драматурга Ивана Вырыпаева «Солнечная линия», в сущности, об этом — о том, как сложно договориться мужчине и женщине. Особенно если они друг друга по-настоящему любят.

Ненормативная лексика — не главное

Пьеса, к слову, у драматурга получилась, возможно, самой эмоциональной из написанных: процентов двадцать текста занимают или оскорбления, или откровенный мат. Собственно, выбор такого словесного инструментария совсем не удивляет, ведь у Вырыпаева в смысле выяснения отношений должен быть большой опыт. Он и сам, в некотором смысле, мужчина. И к тому же уже не раз был женат.

— Этот спектакль необычный, — предупредил перед показом режиссер спектакля и художественный руководитель театра «13 трамвай» Сергей Афанасьев. — В пьесе Вырыпаева используется ненормативная лексика. Вы знаете, что закон РФ запрещает использование ненормативной лексики в учреждениях государственного подчинения. Но наш театр — негосударственный, частный, он не получает бюджетных денег. Здесь сейчас присутствуют сотрудники мэрии, которые могут это подтвердить. И сейчас я обращаюсь к зрителям: если вы не переносите ненормативной лексики на сценической площадке, я прошу вас встать и покинуть этот зал. Мы принесем вам свои извинения. И если бы вы купили билет, вернули бы деньги за него. Хотя у нас ни одного такого случая еще не было. Если же вы на середине спектакля вдруг поймете, что терпеть это уже невозможно, умоляю, досидите до конца. Может статься, к концу представления вы поймете, что мат в нем — не самое главное.

«13 трамвай» — это самый молодой и самый динамично развивающийся театр в городе. Он был открыт 11 ноября 2019 года. По словам Сергея Афанасьева, этот театр любит эксперименты. А Вырыпаева он любит за то, что тот большой мастер интриги и сюжета. К тому же образован, подкован и, самое главное, талантлив. Режиссер уже не раз обращался к творчеству драматурга. В частности, ставил его пьесы в первом своем детище — НГДТ. Сейчас мастер ведет переговоры о сценическом воплощении нового произведения автора, которое вышло в середине декабря, — «Волнение».

Что касается пьесы «Солнечная линия», то она о том, как после семи лет брака Барбара (Регина Тощакова) и Вернер (Тимофей Ситников) в прямом смысле слова схватились в битве не на жизнь, а на смерть: в пять утра выяснение отношений молодой семейной пары не закончено, но уже дошло до предела. В ход пошли кулаки, мат и психологические ловушки. Кажется, еще чуть-чуть и эти двое порвут друг друга в клочья. Но парадокс в том, что делают они это исключительно по любви.

Насилию — нет

В этом смысле постановка, кажется, отлично резонирует с заявлениями о необходимости принять закон против домашнего насилия.

— Но любой закон хорош в законопослушной стране, — комментирует Сергей Афанасьев. — В стране же, где закон, по сути, часто является просто очередным литературным произведением, мне кажется, и этот может стать поводом для манипуляций одной и другой стороны. В частности, для сведения личных счетов. И как это контролировать? Идея сама по себе прекрасна: домашнему насилию — нет. Как и любому другому насилию — уличному, офисному, государственному. Но есть ли возможность издать какой-то такой закон, который бы это насилие ликвидировал? Мне кажется, это какая-то популистская тема. Я, конечно, понимаю людей, которые подписывают петиции, выходят на его защиту. Но я также понимаю, что это очень наивное отношение к законотворчеству. Потому что, если бы законы исполнялись так, как они задумывались, мы бы давно уже жили в идеальной, но при этом абсолютно скучной и неинтересной стране. Хотя я против домашнего насилия, о чем, впрочем, и этот спектакль в какой-то мере.

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Фото Виктора Дмитриева предоставлены театром «13 трамвай»

Попытка достучаться

По словам Сергея Афанасьева, существует обывательское мнение, что эта пьеса является демонстрацией русского мата.

— Вообще же этот текст — некое выражение авторской стилистики, — считает режиссер. — Потому что, если честно, если из нее полностью убрать мат, она, наверное, станет такой антрепризной штучкой. А когда этот материал появляется, в тексте появляется поэтическая надстройка, которая делает его небытовым. Потому что, когда кончаются слова, человек начинает либо петь, либо говорить стихами. Либо материться. Любовь существует независимо от наших бытовых отношений. Человек половину жизни проводит в борьбе за любовь, а половину — против любви. Потому что два человека — это не просто две личности, которые встретились, это еще и два совершенно противоположных мира, которые воспитывались и возникали в разных галактиках. Вот и получается, два человека любят друг друга, а два мира никак не могут соединиться. Я вижу здесь часовую попытку пробиться друг к другу, понять, достучаться, услышать. Другое дело, что эти два мира так напичканы эгоизмом, воспитанием, стереотипами, штампами социальными, законами, тем более нравственными! Ведь в этой жизни все мешает любви. И как только она возникает, сразу все начинает ей мешать. И ничего в этой жизни любви не помогает. Ничего, кроме искусства — музыки, поэзии и театра.

Комментарии

АКТУАЛЬНО

Школьная форма Общество