USD 63.1697 EUR 70.3395

Фома и фанера

Светлана ФРОЛОВА
Фото Дарьи Жбановой. Предоставлены пресс-службой НМТ
Фото Дарьи Жбановой. Предоставлены пресс-службой НМТ

Лидер группы «ДДТ» редактировал текст мюзикла «Фома» Новосибирского музыкального театра. И даже собирался приехать на премьеру. «Вечерний Новосибирск» обсудил с режиссером спектакля Филиппом Разенковым, чем главный герой Фома отличается от своего легендарного прототипа.

Пронзительная история любви реального музыканта и его первой жены стала основой для спектакля, который выпустили на минувшей неделе в Новосибирском музыкальном театре. Режиссера Филиппа Разенкова новосибирский зритель уже хорошо знает по спектаклям «Безымянная звезда» и «Римские каникулы» — причем за последний постановщик получил высшую российскую театральную премию — «Золотую маску». Работает Филипп в Уфе в Башкирском государственном театре оперы и балета и в Новосибирске бывает набегами — по приглашению на очередную постановку. И казалось бы, ставить мюзикл, в котором прототипом главного героя является легендарный рок-музыкант, следовало бы именно в Уфе. Но в итоге «Фома» появился в Новосибирске. И именно со сцены Новосибирского музыкального театра сейчас звучат знакомые «Людмила», «Любовь», «Родина». И, конечно же, «Осень».

05119-23.jpg

Фото Дарьи Жбановой. Предоставлены пресс-службой НМТ

Правда, как оказалось на пресс-показе, история эта не совсем об известном рок-музыканте. Хотя, на первый взгляд, некоторые параллели с прототипом в биографии главного героя явно угадываются.

Смешной и где-то даже наивный «протестующий против системы» мальчик-мажор в футболке с надписью «Иисус хиппи» и дефицитных кроссовках ко второму акту претерпевает внутреннюю и внешнюю трансформацию — рядится в уже знакомый свитер, надевает очки в роговой оправе и постепенно неуклонно бронзовеет — вслед за уже давно бронзовыми памятниками великих и не очень великих классиков. А на песне «Осень» фигура главного героя и вовсе проходит точку невозврата — потому что успех в формате капитализма подразумевает только один способ существования — ежедневную работу «звездой». А это бесконечная раздача автографов и интервью, длинная цепь всевозможных концертов, гастроли, зарабатывание денег — в ущерб семье и любимым людям.

Фото Дарьи Жбановой

Фото Дарьи Жбановой. Предоставлены пресс-службой НМТ

В этом смысле рок, оказывается, не особенно и отличается от нелюбимой главным героем «попсы». Впрочем, так же как не слишком отличается агония эпохи социализма — условные восьмидесятые годы — от годов девяностых. И в сущности, даже от типичной современности: меняются только костюмы и цвета ткани. Но фанера так и останется фанерой, чем бы ты ее ни обтягивал, если под фанерным каркасом нет души, нет настоящего человека.

А вот как эту душу взрастить? Этого, думаю, не знает и сам хозяин «ДДТ».

— Идея спектакля — это та, которая заложена в творчестве, наверное, любого рок-музыканта. И звучит она «Будь человеком!». Мне кажется, это очень важно — каждому стать лучше: помогать ближнему, объединяться, чтобы все это лучшее происходило в нашей стране. И я верю, что так и будет.

С одной стороны, спектакль по биографии Юрия Шевчука — там очень много действительно от его биографии. С другой стороны (и это с Юрием Юлиановичем оговаривалось), он сам не хотел, чтобы спектакль был именно про него. Пьесу он читал самым внимательным образом, находился в процессе. И мы получили его одобрение.

Фото Дарьи Жбановой

Фото Дарьи Жбановой. Предоставлены пресс-службой НМТ

— Как ему пьеса сама-то? Что он исправил?

— Он, кстати, внес совсем немного правок: вроде того, что вот здесь лучше сказать так, а здесь — вот так. Все равно любой спектакль после премьеры еще некоторое время устаканивается, а мы — внимательно слушаем зрителя. Посмотрим на реакцию, кто что скажет, посоветует. Потому что это важный для нас спектакль — он все равно про нашу страну.

И конечно, у нас не было задачи делать спектакль непосредственно про Шевчука, его биография просто взята за основу. Она, скорее, вдохновила нас на этот спектакль. А во втором акте история еще дальше будет уходить от биографии. Например, в истории друзей вообще нет реальных прототипов. Если в «Людмиле» они есть — это первая супруга, Эльмира, то два друга — это совершенно обобщенные персонажи. А продолжение биографии главного героя — это уже абсолютный вымысел, который был необходим, для того чтобы его песни, не предназначенные для театрального произведения, встроить в сюжет.

Например, Шевчук приехал в Ленинградский рок-клуб в 1985 году — в 1987 году он уже был звездой. А у нас Фома приезжает в Питер во втором акте — в условной середине девяностых. Мы долго думали с драматургом, как поступить, но нам было очень важно показать, что первый акт спектакля — еще Советский Союз. А второй — уже девяностые, Россия. Потому что все это идет от творчества Шевчука. По сути, то, что заложено в его песнях, уже диктовало сюжет, тем самым и уводило автоматически от биографии.

Фото Дарьи Жбановой

Фото Дарьи Жбановой. Предоставлены пресс-службой НМТ

А что касается имени Фома — мы просто долго думали, как героя назвать. А у Шевчука есть песня, которая так и называется: «Фома». Она должна была войти в спектакль. Но в итоге в спектакль не вошла — как и многие, которые пришлось сокращать, убирать. Хотя второй акт у нас все равно выходит часа на полтора при всех сокращениях: что-то вообще было жалко резать. Сложно было вместить все, что мы хотели вместить.

— Вы давно хотели поставить рок-мюзикл?

— Это была моя мечта. С подросткового возраста я играл в рок-группах, в том числе и в Ижевске — в группе, которая исполняла музыку Шевчука. Хотя сам я тогда не был его большим фанатом. Песни Шевчука с тех пор не потеряли актуальность, их знают и любят. К тому же я работаю в Уфе. И сначала думал делать мюзикл там. Но потом стало совершенно понятно, что этот материал — не для оперного театра, а для такого, где идут мюзиклы. У меня только с новосибирским театром такие отношения, уже сложившиеся. Так что логично, что здесь. Директор театра Леонид Кипнис эту идею поддержал, за что ему большое спасибо. Потому что не каждый директор готов идти на эксперимент. А Саша Новиков, группа которого «Красный берег» играет на сцене, — мой друг. Так что карты сложились сами собой.

— Персонажи у вас слегка шаржированные. Это сделано намеренно?

— Местами да, в каких-то моментах — гротеск. Все это, конечно, не без сарказма.

— А что касается футболки «Иисус»?

— А вот это как раз реальный факт: у Шевчука действительно в молодости была такая футболка. Правда, с надписью на русском языке. Кстати, мы приглашали Шевчука на премьеру, но он не смог приехать. Но в следующем году «ДДТ» 40 лет, в планах тур по всей стране. И я надеюсь, что наши мысли, посылаемые в космос, будут услышаны.
И было бы здорово, чтобы он дал концерт в Новосибирске. а на следующий день пришел бы к нам на спектакль.

ДОСЬЕ
Филипп Разенков, главный режиссер Башкирского государственного театра оперы и балета, г. Уфа
Родился в семье дирижеров, окончил дирижерско-хоровое отделение Республиканского музыкального колледжа в Ижевске в 2006 году, ГИТИС по специальности «режиссер музыкального театра» в 2011-м — мастерская Д. Бертмана.
Лауреат Всероссийской театральной премии «Золотая маска»

Комментарии

АКТУАЛЬНО

Школьная форма Общество