USD 63.1697 EUR 70.3395

Место на земле

Катерина КОШКИНА
Юрий Федорович Бугаков, председатель ЗАО племзавод «Ирмень», заслуженный работник сельского хозяйства РСФСР, почетный доктор Сибирского научно-исследовательского института земледелия и химизации сельского хозяйства СО РАСХН, Новосибирского государственного аграрного университета, почетный гражданин Новосибирской области, гражданин XX века Новосибирской области. Входит в совет по вопросам развития АПК при главе администрации области. Герой Социалистического Труда, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Святого Даниила, знаком «За заслуги перед Новосибирской областью»
Юрий Федорович Бугаков, председатель ЗАО племзавод «Ирмень», заслуженный работник сельского хозяйства РСФСР, почетный доктор Сибирского научно-исследовательского института земледелия и химизации сельского хозяйства СО РАСХН, Новосибирского государственного аграрного университета, почетный гражданин Новосибирской области, гражданин XX века Новосибирской области. Входит в совет по вопросам развития АПК при главе администрации области. Герой Социалистического Труда, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Святого Даниила, знаком «За заслуги перед Новосибирской областью»

Юрий Бугаков о том, как колхоз «Большевик» стал племзаводом «Ирмень»

Никого уже не удивляет, что ЗАО племзавод «Ирмень» постоянно ставит рекорды. В нынешнем году, например, здесь планируют надоить 12 тысяч килограммов молока на фуражную корову. Лучших результатов достигли лишь в Израиле и в Южной Корее. В далеком 1972 году, когда его руководителем стал Юрий Бугаков, это было довольно крепкое хозяйство, но отнюдь не выдающееся.

Стоит вспомнить о том, как все начиналось. Колхоз «Большевик» (такое название сельхозпредприятие носило раньше) был образован в 1958 году, в эпоху укрупнения. В колхоз объединились пять артелей, обрабатывавших землю в Верх-Ирмени. «Большевик» тогда имел 25 тысяч гектаров земли, 18 тысяч из которых составляли пашни, и около 900 дойных коров. Надои в 2 050 килограммов молока сегодня кажутся маленькими, но по тем временам это был вполне приличный показатель. В 1961 году председателем колхоза «Большевик» стал Иван Яковлевич Овчаренко, и тогда же в хозяйстве начались перемены: увеличилось поголовье дойного стада, стали расти надои. На сельхозпредприятии ввели хозрасчет.

Мечты о небе и жизнь на земле

Юрий БУГАКОВ:

— Сам я родом из Новосибирска и там прожил часть своей жизни. В детстве и юности я и не думал о сельском хозяйстве, о том, чтобы работать на земле, наоборот, я мечтал стать летчиком, как и мои друзья. Некоторым из них это удалось. Один из моих друзей летал на реактивном истребителе. Но в те годы мало думали о том, чтобы защитить летчика, он быстро потерял здоровье, его списали, и он всю жизнь проработал на заводе имени Чкалова. А я в летное училище не смог попасть. Мой отец вернулся с фронта израненным и умер в 1951 году. Нас осталось четверо детей. Маме даже предлагали сдать нас в детдом, чтобы с голоду не умерли. Но она решила иначе. Мы продали дом в Новосибирске, купили в Ордынске, завели корову и так выжили. Но о небе я больше не думал.

Юрий Бугаков приехал в Верх-Ирмень, когда ему было 29 лет. До этого он сначала работал корреспондентом в редакции районной газеты, потом в райкоме партии, в отделе пропаганды и агитации, и одновременно заочно учился в сельхозинституте. И, по его словам, мечтал работать в сельском хозяйстве. И когда ему предложили занять пост секретаря партийной организации колхоза «Большевик», согласился не раздумывая. Хотя в Верх-Ирмени жилья не было, а в райцентре он жил в прекрасной трехкомнатной квартире в райкомовском доме.

Юрий БУГАКОВ:

— Откровенно говоря, в то время мне в Верх-Ирмени совсем не нравилось. Казалось, что село это какое-то темное, лежит в какой-то котловине. Я даже никогда не обедал здесь. Но у меня было великое желание работать на земле, а тут представился случай. После партийного собрания в колхозе «Большевик», на котором меня выбрали секретарем партийной организации, Иван Яковлевич Овчаренко предложил мне задержаться и выпить чаю, так что возвращался домой я уже по темноте. Уезжая, я посмотрел на Верх-Ирмень и увидел село, лежащее в распадке. Но оно светилось огнями. И тогда я понял: я здесь навсегда. Я нашел свое место на земле.

Уборка в валенках

Началась работа. В те годы освобожденные партийные секретари были только в совхозах, а в колхозах им приходилось совмещать партийную работу с другой деятельностью. Иван Овчаренко назначил Бугакова своим замом. Тот отвечал за транспорт, за культуру — за то, что сегодня называют социальной политикой. Ну и партийную работу, естественно, никто не отменял.

В то время в Ордынском районе было немало крепких сельскохозяйственных предприятий. Многие из них демонстрировали лучшие результаты, чем «Большевик». Хорошая урожайность была, например, в совхозе «Пролетарский», который в начале семидесятых возглавлял Эдуард Бекк. Отлично работали совхозы «Ордынский» и «Луковский», а также «Красноярский», который специализировался на свиноводстве.

Фото из архива ЗАО племзавод «Ирмень»

Проверка почвообрабатывающего инвентаря, 1963 год. Фото из архива ЗАО племзавод «Ирмень»

Хозяйства постоянно конкурировали друг с другом, но не потому, что их руководители хотели добиться каких-то наград и почестей, а потому, что в то время не принято было по-другому. У людей было желание работать, это являлось самым главным в жизни. Было оно и у Юрия Бугакова. Довольно скоро он понял, что перерос должность заместителя. Он был готов руководить, но все время что-то не складывалось. Много раз ему вроде бы и предлагали руководящую должность, а потом отказывали. Помог случай.

Юрий БУГАКОВ:

— Осенью 1970 года в начале октября выпал снег. И не растаял. Две тысячи гектаров пшеницы ушло под снег. А у Ивана Яковлевича Овчаренко уже были путевки в санаторий, он улетел в отпуск. Я остался за главного. Снег лежит и не тает. Делать нечего — поставили комбайны на зимнее хранение. А 7 ноября я по сложившейся у нас традиции поехал поздравлять животноводов с праздником. Выехал в поле и вижу, что снег сдуло ветром, а пшеница лежит в валке сухая, аж звенит, и вроде не осыпается. А комбайны-то уже стоят! Я к своему главному инженеру: «Давай попробуем, а?» И 8 ноября мы запустили 18 комбайнов. Они тогда были без кабин, поэтому люди работали в шубах, валенках, ушанках и меховых рукавицах. Но мы убрали тысячу гектаров и получили по 20–22 центнера с гектара. Причем зерно было великолепного качества. После этого Иван Яковлевич в меня поверил.

Перестройка в отдельно взятом колхозе

Иван Овчаренко пошел на повышение — возглавил областное сельскохозяйственное управление. Но с одним условием: новым председателем колхоза «Большевик» должен стать Юрий Бугаков. И 25 мая 1972 года колхозники единогласно избрали его.

039-10-06.jpg

Юрий Федорович Бугаков и Иван Яковлевич Овчаренко. Фото из архива ЗАО племзавод «Ирмень»

Как рассказывает Юрий Федорович, было очень сложно. До такой степени, что он приходил к маме и жаловался: «Все, я больше не могу, я все брошу!» А мать отвечала сыну: «Успокойся, тебя сторожем назначь, ты и там будешь переживать». По признанию руководителя племзавода «Ирмень», если бы тогдашний «Большевик» был слабым хозяйством, ему, возможно, было бы легче. Но планка была поднята высоко, и опускать ее нельзя было ни в коем случае.

Фото из архива ЗАО племзавод «Ирмень»

Конкурс операторов машинного доения, 1978 год. Фото из архива ЗАО племзавод «Ирмень»

Начал Юрий Бугаков с подбора команды специалистов. Хоть в это и трудно поверить, но в начале семидесятых в колхозе только главный агроном и главный зоотехник имели высшее образование. А кто-то даже вместо подписи ставил крестик. Новый председатель «Большевика», не медля ни минуты, направился в сельхоз­институт, где отобрал лучших студентов факультета механизации. Один из них даже окончил институт с красным дипломом. Уговорил студентов поехать в колхоз, пообещав им, что в хозяйстве будет свое конструкторское бюро. Конечно, у ребят не было опыта. Но у них загорелись глаза. В то время они много ездили по стране, знакомились с передовыми технологиями, перенимали лучшее.

Юрий БУГАКОВ:

— Тогда мы перевернули все животноводство. Перестроили коровники, сделали систему самосплавного удаления навоза, наладили мобильную раздачу кормов, провели молокопроводы. Труд животноводов стал гораздо легче, им больше не приходилось носить тяжелые ведра и чуть ли не вручную убирать навоз. Чтобы повысить продуктивность, стали заниматься селекционной работой и в 1980 году вывели ирменский тип черно-пестрой породы крупного рогатого скота. Думаю, что в нынешнем году мы по надоям уйдем за 12 тонн на фуражную корову. Насколько мне известно, у нас в стране при таком поголовье ни у кого нет результатов больше, да и в мире их немного — только в Израиле и Южной Корее.

Бугаковские задачи

Сегодня о племзаводе «Ирмень» и его рекордах знает, наверное, каждый. Здесь с успехом осваивают самые передовые технологии, как в животноводстве, так и в растениеводстве. Например, тут используют активный спутниковый мониторинг техники: оператор в режиме реального времени видит, как работает на поле трактор или комбайн. Запустили систему, которая из космоса наблюдает, как растут и развиваются посевы на каждом поле.

Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Анализ этих данных позволяет более эффективно использовать каждый гектар пашни. Комбайны оснастили телематическими датчиками и квантиметрами, в результате чего каждый из них передает полный отчет о своей работе: сколько он потратил топлива, какую площадь обработал, сколько зерна намолотил, какова его влажность и урожайность. В этом году тут начали дозированно вносить удобрения, в зависимости от плодородности почвы на том или ином участке. Осваивают новые сельскохозяйственные культуры. Словом, все новации ирменцев трудно даже перечислить.

Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Агроном по защите растений Евгений Островский в зерновой лаборатории. Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Но, по мнению Юрия Бугакова, иначе нельзя, ведь главная задача руководителя — определить направление развития и показать его людям. Причем постоянно надо ставить новые задачи. Тогда людям будет интересно делать свою работу, у них, как говорится, будут гореть глаза. А тогда будет и результат. Стоит отметить, что коллектив племзавода «Ирмень» состоит именно из таких людей. И руководитель предприятия не без основания утверждает, что его специалисты — самые лучшие. Судя по тому, чего тут смогли добиться, так оно и есть. 12 тонн молока от коровы и 90 центнеров зерна с гектара на отдельных участках, да еще в Сибири — это впечатляет.

Юрий БУГАКОВ:

— Порой меня спрашивают, когда было легче работать, в советское время или сейчас. Думаю, что положительные моменты были и тогда, есть и сегодня. В советское время руководитель знал, что он отправил скот на мясокомбинат — и на счет тут же упадут деньги, собрал урожай — и опять гарантированно получил деньги. Но, с другой стороны, райком ему указывал, сколько и чего сеять, когда начинать уборку, когда заканчивать. А еще надо было сдать продукцию по плану, сверх плана, потом еще какие-нибудь встречные обязательства… В наше время, мне кажется, положительных моментов больше. Больше самостоятельности. Но и труднее. Мало что-то произвести — надо еще суметь и продать, а это ничуть не проще. Не хочешь продавать дешево — значит развивай переработку. Но, по-моему, чем сложнее задача, тем интереснее ее решать.

Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Воспитанники Верх-Ирменского детского сада на экскурсии в местном музее. Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Ирменские просторы. Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

Комментарии