USD 63.1697 EUR 70.3395

Приютите Хатико!

Татьяна РЕШКЕ
Фото из архива ИД «Советская Сибирь»
Фото из архива ИД «Советская Сибирь»

Равнодушие к судьбе питомцев и, как результат, стаи бродячих собак, устрашающие прохожих…

Бурный конфликт разыгрался в одном из районов областного центра. С одной стороны баррикады — группа «бабушек», которые очень любят дворняжек, подкармливают их и хотят, чтобы животных не обижали, позволяли им заходить на территорию местного предприятия; с другой — мамы, чьи дети сталкиваются со стаями по пути в школу.

Война идет уже не первый год. Но на этот раз конфликтующим сторонам удалось сделать шаг к согласию.

Бабушки идут на подкоп

О проблеме рассказали жители района, дозвонившиеся в редакцию газеты. Дорога в школу, по которой ходят дети, узкая: пространство ограничено хоккейной коробкой и забором, между ними — проход шириной всего в пару метров. Когда навстречу бежит стая, получается западня. А бездомных собак здесь немало: 15–17 животных бродят группами по три — пять особей. До покусов вроде бы не доходило, но дворняжки гавкают, дети боятся, и родители провожают своих чад до школы. Ведь дети не кинологи, чтобы понимать сложную психологию собак и грамотно реагировать на приближение стаи. Безусловно, дети должны быть защищены. Да и взрослые тоже. Поэтому на узких дорожках, а тем более на школьных маршрутах уличным псам не место.

Говорят, хвостатых бомжей прикормили «бабушки». Животные уже знают свою территорию и далеко не уходят.

— Чтобы собаки не забегали на нашу территорию, мы огородились забором, — объяснили на предприятии. — Но с бабушками воевать тяжело. Они охранникам нашим кричат: «Запусти!» Всякое бывает… Любительницы собак ломают забор, чтобы те к нам проникали, корм кидают на заводскую территорию, а мамы с детьми приходят и жалуются, что животных много. Тут не знаешь, как лучше поступить. Получается, мы как между молотом и наковальней.

По требованию родителей руководство завода трижды вызывало команду по отлову, но результат почти нулевой. Поймали всего двух собак, остальные до сих пор на воле.

Чужакам животные не даются — разбегаются. Зато ластятся к тем, кто о них заботится: лежат в ногах своих кормилиц-поилиц и за куриной лапкой готовы бежать хоть на край света. И «бабушки» стоят за своих четвероногих друзей горой — готовы костьми лечь, но не отдать их «живодерам»… Живодерами называют представителей муниципального центра по проблемам домашних животных. Горожане уверены, что хоть его и создали, чтобы решать проблемы бездомных четвероногих, но на самом деле их там просто убивают.

С другой стороны, интересы животных нельзя ставить выше человеческой безопасности — это очевидно.

— Поговорили по душам, все обсудили. И бабушки пошли на хитрость — решили сами навести порядок, — рассказывают заводчане. — Позвонили и попросили нас: «Ничего не предпринимайте, не вызывайте команду, мы сами переманим наших собак — будем кормить их в другом месте. То есть место кормления перенесли метров на триста. Два дня уже прошло, и пока тишина. Собак видим, но их мало. Видимо, животные уходят.

Может быть, действительно, идея увести дворняг — не самый плохой выход из ситуации? Ведь даже разгневанные мамы и папы далеко не всегда решаются вызвать команду по отлову.

Зачем изобретать велосипед?

Никаких «волшебных людей», которые бы занялись судьбой бродячих псов и профессионально, безупречно, ответственно сделали за нас, горожан, всю грязную работу, в Новосибирске не существует, говорит София Осоченко, куратор проекта по льготной стерилизации «Все в моих руках». Волонтеры помогают пристраивать бездом­ных четвероногих в свое нерабочее время, за свой счет, но доброхоты мало что успевают. Решать проблему надо в государственных масштабах.

— В идеале должен быть закон об ответственности людей, — размышляет София. — Закон, запрещающий разведение любого животного, детеныши которого стопроцентно не будут проданы в надежные руки. Отчасти так было в Советском Союзе, когда вопросы со щенками регулировало ДОСААФ. Потом, в 1990-е и 2000-е годы, ради прибыли люди начали разводить все что угодно, продавая под видом породистых животных. Потом выяснялось, что эти животные непородистые, и они оказывались на улице. Еще одна причина бездомности — городская застройка. Частный сектор сносят, люди переселяются, а собак с собой не берут. И собаки делают то, что велено им природой, — объединяются в стаи и плодятся. Дважды в год. Приплод — от пяти до двенадцати щенков. Девяносто процентов из них погибнет в первый же месяц, но остальные выживут и пополнят стаи.

Единственный возможный выход заключается в том, чтобы контролировать поголовье, считает наша собеседница. За счет пожертвований общественники ежегодно стерилизуют сотни животных. Так, в Новосибирске работают центр льготной стерилизации, городской приют и некоторые другие организации. Но все ли хозяева относятся ответственно к тем, кого приручили, — стерилизуют питомцев вовремя? Вопрос риторический.

Между тем во многих странах давно создана и эффективно работает система, не допускающая бесконтрольного размножения кошек и собак. Например, в Нидерландах бездомных животных фактически не осталось, потому что еще в прошлом веке там была введена обязательная стерилизация неплеменных питомцев. Наличие нестирилизованной собаки или кошки автоматически означает, что хозяин торгует приплодом, а значит, обязан платить налог на прибыль. Так как лишние расходы никому не нужны, граждане проявляют законопо­слушание.

Еще один алгоритм решения проблемы работает в Чехии.

— Гуляя по Праге, мы не раз видели дам, у которых на поводке три — пять дворняжек, — поделилась впечатлениями Юлия Назаренко, и. о. главного редактора газеты. — Мы удивлялись: неужели здесь так любят собак? Но потом нам рассказали, что дело не только в любви. Люди берут животных на содержание и получают на «усыновленных» четвероногих пособие, а зоозащитники контролируют, в каких условиях содержатся собаки.

Таким образом, механизмы борьбы с беспризорностью существуют. Но как скоро удастся перенести их на нашу сибирскую почву?

Разруха в головах...

Есть еще один, на первый взгляд неожиданный нюанс, который стоит иметь в виду всем, кто ратует за немедленное изгнание бродячих животных. Если завтра бездомных собак и кошек в Новосибирске не станет, город наводнят мыши и крысы, выражают опасения зоозащитники и экологи. Ведь собаки и кошки, во-первых, охотятся на грызунов, а во-вторых, используют ту самую пищу, которая в их отсутствие станет мышиной добычей. Тем же Нидерландам, где практически весь мусор перерабатывается, нашествие крыс не грозит, но у нас в стране мусорная реформа еще на старте.

Таким образом, проблему собачьих стай надо решать комплексно. Но пускать на самотек, игнорировать — безответственно и жестоко.

— Когда на экраны вышел фильм «Хатико», зрители плакали над судьбой пса: «Ах, бедный Хатико!» Но ведь у вас, люди, в каждом квартале десятки таких же Хатико бегают брошенные, и ничего! — с горечью констатирует София Осоченко. — Звонят мне по десять раз на дню: «Заберите кошку, иначе мы ее утопим! Уберите собаку!» Но даже если уберем одну собаку, одну стаю, ничего не изменится — на ее место придет другая. И так будет продолжаться до тех пор, пока не разберемся с причиной разрухи. А она в головах у людей, не в собаках.

Комментарии