USD 63.1697 EUR 70.3395

Великое переселение

Светлана ФРОЛОВА
Фото Виталия МИХАЙЛОВА
Фото Виталия МИХАЙЛОВА

Музыкальный театр обзавелся дополнительными 630 квадратными метрами на зависть прочим новосибирским храмам Мельпомены

Самый «золотомасочный» театр города — Новосибирский музыкальный театр 2 февраля отметил юбилей. Шестьдесят лет назад на сцене тогда еще паркового кинотеатра состоялась премьера первого спектакля музкомедии — оперетты Дунаевского «Вольный ветер». Празднование совпало с переездом.

Юбилейный год работники постижерного и бутафорского цехов театра наконец отметили в новом помещении, которое обошлось примерно в двадцать миллионов рублей. В конце января новый технический модуль региональный минкульт показал новосибирским журналистам.

— Необходимость в нем очевидна — потому что у театра явный недостаток помещений, — сказал заместитель министра культуры Новосибирской области Евгений Сазонов. — Производственных в том числе. И конечно, когда появилась такая возможность — отремонтировать это строение, которое стоит рядом с основным корпусом, мы нашли средства. И театр тоже вложил заработанное, чтобы появилось помещение для производственных мощностей. Но, я думаю, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Единственный, но повторимый
По словам директора театра Леонида Кипниса, нынешнее здание первоначально не предназначалось для того, чтобы играть в нем спектакли.

— Когда-то строился летний парковый кинотеатр, который не обладал никакими вспомогательными помещениями, — поясняет директор. —  У нас очень тесно в гримерках, один маленький балетный зальчик и совсем нет помещений, где можно было бы хранить декорации и расположить производственные цеха. И это все, конечно же, нас очень ограничивало и затрудняло нашу деятельность. Поэтому я обратился в наше родное министерство культуры, и нам пошли навстречу. И мне кажется, то, что мы сделали, по крайней мере в настоящий момент, уже хорошо.

Фото Виталия МИХАЙЛОВА
Конечно, это еще не конец работы: новый модуль будет дорабатываться. К тому же, Леонид Кипнис надеется, что рядом будет построен еще один.

— Это пока единственное подобное помещение для театра. И мои коллеги из других театров сразу все захотели построить собственные модули. Даже театр кукол, хотя я им пытаюсь объяснить, что для кукол достаточно и кладовки, — шутит директор.

Кто в теремочке живет?
Через крохотное, темное и пыльное помещение бывшего бутафорского цеха, которое располагается в правом крыле театра, журналистов ведут прямо на улицу. Здесь, буквально в двух шагах от здания, стоит тот самый театральный модуль, о котором столько разговоров, — небольшое двухэтажное здание, покрытое свежим сайдингом. Конечно, новый бутафорский цех со старым не сравнить: огромные окна, современная вентиляция под потолком (а здесь без вентиляции нельзя, потому что работа с красками и клеем), простор, ровный пол и даже отдельные комнаты для приема пищи и туалет для сотрудников.

Фото Виталия МИХАЙЛОВА
А между тем на полу растянуты нарисованные облака. Иногда для изготовления задников нужны большие площади, поэтому местные бутафоры раньше расписывали их ночами — после спектаклей, прямо на сцене.

— Сейчас мы занимаемся новой постановкой — «Мэри Поппинс, до свидания!», — рассказывает начальник художественного декорационного цеха Любовь Прокудина. — Здесь вы можете увидеть последовательность работ — декорации растягиваем, загрунтовываем, расписываем. В готовом виде та, последняя, самая маленькая, вот и облака полетели.

Своя болванка для каждого актера
Неподалеку от бутафории изготавливают головные уборы — от цилиндров до самых замысловатых шляпок. Рядом склады материалов и местная «сапожная мастерская»: здесь работают три мастера, которые делают театральную обувь. Шьется она, кстати, только из натуральных материалов («Не какой-нибудь «Китай», — съязвил Кипнис), точно по ноге каждого действующего актера.

Фото Виталия МИХАЙЛОВА
— Мы изготавливаем обувь, которую затребовал художник-постановщик. Он рисует эскиз, и в соответствии с ним мы уже подбираем цвета кожи, модели, болванки. Конечно, это не та обувь, в которой можно ходить по улице, а сценическая, — комментирует заведующая постановочной частью Елена Ловцова. — На каждого актера у нас существуют свои болванки. Главное, чтобы им удобно было.

В местном костюмерном цехе, он на втором этаже, хранятся наряды из снятых с репертуара спектаклей. Сколько их здесь, еще никто не считал.

— Это только часть нашей коллекции, — говорит начальник костюмерного цеха Ирина Скворцова. — А самые старые костюмы — из «Фаворита». Вот наряд главного героя, а это — Екатерины. Этим платьям лет двадцать — двадцать пять. А вообще, стараемся хранить все.

Чуть дальше — цехи женских и мужских платьев.

— Переехали перед Новым годом, и нам очень здесь нравится, — рассказывает начальник пошивочного цеха Татьяна Петухова. — Спасибо руководству, сразу же приобрели новое оборудование. Тут, конечно, просторнее, светлее, на прошлом месте у нас было всего одно окно. И столы теперь новые, два портновских, один закройный. Современное оборудование — шумное, в театре бы мы такое себе бы не позволили, у нас и ставить его некуда было, и просто потому, что наш цех находился рядом со сценой. Пытались не шуметь, для работы выбирали время между репетициями, а здесь мы сами себе хозяева!

Фото Виталия МИХАЙЛОВА
Если опять спуститься вниз, можно попасть в два изолированных неотапливаемых помещения — это склады декораций. А холодно здесь потому, что «начинку» для сцены лучше хранить как раз при такой температуре.

— У стены стоит разобранный «Сирано», дальше «Летучая мышь», «Римские каникулы» — номинант, который поедет на «Золотую маску». В другом отсеке — «Средство Макропулоса», «Ходжа Насреддин», «Фанфан-Тюльпан» и мелкие элементы других спектаклей. На полу — бревна из «Капитана Блада». Короче, всего помаленьку, — показывает начальник машинно-декорационного цеха Сергей Козлов.

Дирекция театра надеется, что скоро и работники столярного цеха, где давно течет потолок, наконец переберутся в новое помещение.

Фото Виталия МИХАЙЛОВА

Комментарии