USD 63.1697 EUR 70.3395

Газета и эпохи

Анжелина ДЕРЯБИНА
Фото Виктора БОРОВСКИХ
Фото Виктора БОРОВСКИХ

С января 2019 года редакция объявляет марафон, посвященный 100-летнему юбилею главного периодического издания Новосибирской области

«Совсибири» сто лет! Сто лет вместе с читателями. Каждый следующий номер мы посвятим нашей любимой газете. Мы заново откроем удивительную историю старейшего периодического издания области, а вместе с ней и историю нашей страны, региона — так, как она отразилась на пожелтевших страницах. Приглашаем и вас, дорогие читатели, к участию в нашем проекте «Сто лет вместе». Мы ищем героев публикаций прошлых лет, которые могли бы рассказать о своей дружбе с «Советской Сибирью».

О том, что первый номер «Советской Сибири» вышел 1 октября 1919 года, наша газета сообщает на первой своей странице еженедельно. А знает ли наш читатель, что главное периодическое издание Новосибирской области родилось в Челябинске как печатный орган Сибревкома и Сиббюро ЦК РКП(б)? Первыми его корреспондентами были сотрудники РОСТА — Российского телеграфного агентства, прибывшие из Москвы. Выпускали они газету в… железнодорожном вагоне. Шла Гражданская война, и, по мере того как Красная армия теснила белогвардейцев, перемещалась и газета. Так, с 26 ноября 1919 года по 12 июня 1921 года «Советская Сибирь» издавалась в Омске, а затем вместе с Сибревкомом редакция переехала в Новониколаевск, где 23 июня 1921 года вышел ее первый обской номер. Типография, в которой издавали тираж новой газеты, находилась в здании, дожившем до наших дней, — в так называемом Доме Сурикова, на Красном проспекте, 22.

Фото Виктора БОРОВСКИХ
Редакция же обитала в то время на улице Революции, 6. Нумерация домов с тех пор изменилась, а на этом месте сегодня стоит десятиэтажный жилой дом с театральным институтом и поликлиникой на первом этаже. Но долго задерживаться по одному адресу редакции не приходилось: в 1927 году у нее уже другая прописка — Красный проспект, 16. Теперь там знаменитый Сто­квартирный дом, построенный позднее. Историю переездов и вообще историю «Советской Сибири» скрупулезно собирала по подшивкам один из журналистов газеты прошлых лет Елена Костина, самоотверженный, талантливый летописец нашего издания.

В годы войны «Советскую Сибирь» создавали на Советской, 6, — в доме, где ныне располагается Новосибирская государственная областная научная библиотека. Из семнадцати журналистов, ушедших на фронт, тринадцать не вернулись домой. В память о них на стене здания прикреплена доска с их именами. Мемориал установили совместными усилиями издательский дом «Советская Сибирь» и научная библиотека. Акцию поддержали редакция «Российской газеты» и Новосибирское отделение Союза журналистов России.

Новосибирец Борис Жулябин каждый год в День Победы приносит цветы к старому зданию редакции.

— Два моих дяди — Уалент Плеханов и Михаил Евсеев работали корреспондентами в газете «Советская Сибирь», а на фронте продолжили как военные корреспонденты, писали с передовой материалы. Оба погибли. На память нам остались их статьи и вот этот мемориал, — говорит мужчина, давно обогнавший своих родственников в возрасте.

Фото Виктора БОРОВСКИХОтсюда, с Советской, 6, жители Новосибирска узнали о том, что закончилась война. Причем буквально, а не со страницы газеты. Дело в том, что на третьем этаже здания находился корреспондентский пункт Совинформбюро. Там стоял телетайп, по которому в шесть часов утра дежурная приняла телеграмму о безоговорочной капитуляции Германии. Женщина высунулась в окно, выходящее на улицу Коммунистическую, и закричала что есть силы: «Победа!»

Сегодня Новосибирская государственная областная научная библиотека — хранитель полной коллекции выпусков «Советской Сибири». Первые экземпляры датированы 1919 годом.

— Номера газеты до 1953 года сложены в бескислотный картон и не выдаются на руки, — рассказала Ольга Владимирская, начальник отдела электронных ресурсов межбиблиотечного абонемента и доставки документов НГОНБ. — Многие экземпляры очень ветхие, текст плохо читается, потому что качество газетной бумаги в то время было очень плохое, особенно в 1945 году. Но все номера оцифрованы и доступны читателю в электронной библиотеке в коллекции «Сибирская периодика». В цифровых лабораториях области начали переводить в электронный  формат издания более позднего периода. К юбилею «Советской Сибири» оцифруем газету полностью, за сто лет.

Фото Виктора БОРОВСКИХПо мнению специалиста, газету нужно сохранить для следующих поколений, поэтому в НГОНБ и занимаются таким трудоемким делом. Ведь «Советская Сибирь» в наше время — это источниковедческая база.

— Много ученых изучают издание, — объясняет Ольга Владимирская, показывая нам полки с бережно упакованными экземплярами. — Огромен интерес обычных людей. Через газету они воссоздают родословные — ищут родственников, узнают, какие должности те занимали, какие награды получали. С годами ценность периодики только увеличивается.

Была, есть и будет
В 90-е годы прошлого века газета «Советская Сибирь» пережила очень тяжелое время, как и вся страна.

Многие СМИ тогда закрылись, другие поспешили сменить название. У «Совсибири» в этом смысле более счастливая судьба. Не только сохранить газету, но и не изменить историческому имени удалось тогдашнему редактору Геннадию Аверьянову, который руководил изданием с 1987 по 1999 год.

052-27-05.jpg
— Из всех редакторов, которые работали с 1950-х годов, наверное, тяжелее всех пришлось мне, потому что произошел разлом государственной системы, Советского Союза… Довелось выдержать многое из того, что касалось вообще судьбы газеты, — говорит Геннадий Иванович. — Из многих газет советского периода как органов областных комитетов партии и облисполкомов остались буквально считаные единицы, которые не закрылись. И уж если говорить о названии, то, по моим подсчетам, всего три газеты оставили в своем имени «советская». Но я считаю, историю просто так, одним махом перечеркивать нельзя. «Советская Сибирь» — это вековая эпоха под одним названием.

Исторический перелом в судьбе газеты произошел после событий августа 1991 года. Тогда «Советская Сибирь» публиковала материалы ГКЧП, переданные ТАСС. Но после того как гэкачепистов арестовали, главного редактора сняли с работы, вызвали в прокуратуру, возбудили уголовное дело. Правда, отлучение от должности продолжалось недолго — 12 дней. Аверьянова восстановили, дело закрыли. Пока разбирались, в областном Совете депутатов и прозвучало предложение закрыть газету или хотя бы название сменить. Но редактору и его сторонникам удалось то и другое отстоять.

Непросто пришлось газете и после дефолта.

— Главой областной администрации был Виталий Муха. Я от него практически не выходил, прося денег то на одно, то на другое. Дважды Муха давал распоряжение отправить в Соликамск из Новосибирска вагон муки. Взамен оттуда приходил вагон бумаги. Изворачивались до предела. Но выдержали же! По­этому газета мне так дорога — мы многое вместе пережили. До прошлого года я ее выписывал, а сейчас обязательно каждую среду покупаю. Для меня «Советская Сибирь» была, есть и будет!

Как газета влияет на судьбы
В 2008 году в Новосибирске была издана книга об истории «Советской Сибири» «Летучка… спустя десятилетия». Ее автор Елена Костина отдала работе в газете 19 лет. Сегодня Елена издает свой журнал, но охотно откликнулась на нашу просьбу поделиться воспоминаниями.

052-27-04.jpg
— Я не ставила цель написать историю какого-то периода газеты, — рассказывает Елена Костина. — Мне хотелось понять, как жили, о чем думали наши коллеги почти век назад, кто они были, как их звали. Как они с нуля создавали газету, что им было важно, как была устроена жизнь редакции, насколько свободны они были в своих суждениях. Я не писала книгу, а просто вела рубрику в газете. Читала подшивки первых лет издания в областной библиотеке, работала в архиве.

Однажды в редакцию пришло письмо от женщины, которая растила своего ребенка и четверых детей своего умершего брата,  — вспоминает журналист.  —  Она написала, что живет в частном секторе, в железном гараже, пристроенном к домику родственника. Вся обстановка — печка-буржуйка, широкая деревянная полка, которая заменяет всему семейству кровать. Утепление — из подручных материалов. Никогда не забуду, как я искала их домик, как мы беседовали, держа ребятишек поочередно на коленях, как она варила суп из одного куриного окорочка. Когда окорочок был готов, мама разделила его на волокна, спустила в суп и хорошо перемешала, чтобы каждому ребенку досталось хоть немного мяса.

После выхода статьи реакция была быстрой. Через два или три месяца семья получила квартиру в новостройке от мэрии города, а крупные предприятия помогли с приобретением стиральной машины, печки и другой бытовой техники. Время было уже не советское, но еще сохранялся механизм, когда органы власти реагировали на публикации в СМИ, а граждане в значительной степени доверяли прессе и часто обращались в редакцию со своими жалобами и просьбами. В дальнейшем эта функция газеты стала угасать, как и в других СМИ, потому что ситуация в стране была уже другой.

Середина 90-х годов запомнилась Елене свободой слова. Не было никакой цензуры, даже редактор редко вторгался в репортерские тексты. А еще журналисты издания никогда не замыкались на местных темах.

— Казалось бы, как далеки от Сибири события в Чеченской Республике, но их освещала Елена Азарова. Я, в свою очередь, с волонтерами благотворительной организации была в Осетии после августовских событий 2008 года, — делится Елена. — Психологи работали с детьми, помогая им избавиться от страхов, укоренившихся во время обстрелов. Мы помогали одиноким старикам, многодетным семьям продуктами, одеждой, медикаментами, жилье в порядок приводить, так как во многих домах не было ни отопления, ни света. Это было частью нашей работы и тоже вылилось в цикл очерков. Журналист, особенно в социальной тематике, не может оставаться в стороне, если ему близки чувства тех, о ком он пишет.

«Понимаете, всё было другое…»
Своими воспоминаниями о «Советской Сибири» поделилась журналист Татьяна Шипилова, посвятившая газете сорок лет своей жизни.

Как она сама шутит, «впорхнула» в редакцию студенткой-практиканткой Иркутского университета, а сегодня она уже «умудренная жизнью сова».

052-27-06.jpg
— Все главные газеты — «Молодежка», «Вечерка» и «Советская Сибирь» — тогда располагались на Советской, 6, — вспоминает Татьяна Николаевна. — Там была особая атмосфера журналистского сообщества — людей образованных, талантливых, серьезных и одновременно отзывчивых, компанейских. Старинная мебель, ковровые дорожки придавали интерьеру статусность. В этих стенах не гонялись за жареными фактами, а «работали над материалами». Потом газеты переехали на левый берег, в новое здание, и все последующие мои практики, в том числе и преддипломная, проходили в двенадцатиэтажке на Немировича-Данченко. Моими шефинями с той поры стали самые авторитетные журналистки Новосибирска: занимавшаяся вопросами образования Евгения Санина и культуры — Марина Рубина. До сих пор с благоговением называю их имена. Понимаете, все было другое — эпоха, строй, начальство. Но главное — люди здесь собирались особые, я бы сказала — штучные, профессиональный уровень был очень высоким. Того же требовали изначально и от меня, не делая никаких поблажек. В первые же месяцы я не вылезала из командировок, объехала практически всю область. Это потом уже, когда набралась опыта, была допущена к искусству и театру.

Татьяна Шипилова, известный в Новосибирске театральный журналист, говорит, что ей пришлось пройти серьезную школу изучения темы. В том числе это были регулярные командировки от Союза театральных деятелей.

— Грянул кризис, зарплату в театрах, как и в редакции, тогда не платили месяцами. И у артистов часто не было денег даже на общественный транспорт, на работу по морозу ходили пешком. Бирюков, мэтр, ворчал: «Да мне перед женой стыдно, живу, как альфонс, за ее счет!» И это не было частной беседой — репортаж появился на страницах нашей газеты. «Советская Сибирь» — это моя память, моя судьба.

Комментарии