USD 63.1697 EUR 70.3395

«Я звоню из операционной…»

Анжелина ДЕРЯБИНА
Фото Валерия КЛАММА
Фото Валерия КЛАММА

Медицинская служба, у которой есть крылья. Будни санитарной авиации Новосибирской области

Со следующего года наш регион присоединится к приоритетному федеральному проекту «Развитие санитарной авиации». Задача — обеспечить службу собственными вертолетами, которые будут доставлять пациентов в клиники. О том, что же это такое — санитарная авиация, как спасают больных, ответив на ночной звонок из отдаленного, утонувшего в снегах поселка, кто и как приходит на помощь — в материале «Советской Сибири».

История санитарной авиации началась задолго до того, как самолеты стали обыденным явлением. Первая транспортировка пациента по воздуху произошла в 1910 году. В 1933-м состоялось официальное рождение службы как подразделения гражданской авиации СССР в семи городах страны. В том числе в Новосибирске. Через пять лет станцию санитарной авиации передали медикам — в ведение Наркомздрава Советского Союза.

«Приходилось прыгать в снег»
В Новосибирске отделение обосновалось в областной клинической больнице, где продолжает работать и сейчас. До войны и сразу после нее медики, главным образом хирурги, вылетали в отдаленные районы области на двухместном У-2. Самолетик разгонялся по взлетной полосе городского аэропорта, а садился где придется, порой просто в поле. Оперировать приходилось в крайне сложных условиях — возможности транспортировки пациентов тогда были ограниченны. Позднее в распоряжении врачей появились вертолеты Ми-2 и Ми-4. В конце 60-х годов количество вылетов в районы достигало шести сотен в год.

Фото предоставлено пресс-службой ГНОКБ

Фото предоставлено пресс-службой ГНОКБ

— На территории Новосибирской областной клинической больницы, на месте нынешнего центра нейрохирургии, находилась площадка, куда садились вертолеты в экстренных ситуациях, — рассказывает главный врач больницы, главный хирург Новосибирской области Анатолий Юданов, возглавлявший службу санавиации региона с 2001 по 2007 год. — До тех пор пока не появились приличные дороги, хорошо оснащенные реанимобили, мы много летали. У нас существовал договор с авиаотрядом Управления внутренних дел Новосибирска, и, когда возникала форс-мажорная ситуация, мы связывались с летчиками. Вылетали на Ми-8 или Ми-2 из городского аэропорта, реже с площадки на ОбьГЭС. А садились, как правило, просто на дорогу. Несколько раз вертолет не мог приземлиться, и я прыгал на крышу машины или в снег…

Стандартных ситуаций не бывает
Более десяти лет санавиацию, или, как ее официально называют, службу плановой и экстренной консультативной помощи ГНОКБ, возглавляет Евгений Васильев, врач анестезиолог-реаниматолог, главный специалист по оказанию плановой и экстренной консультативной помощи Новосибирской области.

— У нас ответственность большая — мы курируем тяжелых пациентов, когда у врачей в районных или городских больницах есть затруднения в отношении диагностики, лечения. Или когда необходимо доставить больного в Новосибирск для оказания специализированной помощи, — говорит Евгений Игоревич, встречая нас в отделении.

Здесь работает собственная круглосуточная диспетчерская служба. Оперативные дежурные принимают звонки и заносят информацию в компьютерную программу «Санавиа». Так же как диспетчеры скорой помощи. Только в санавиацию звонят не сами пациенты или их родственники, а врачи, когда им нужна помощь коллег. Позвонить могут даже из операционной, столкнувшись с такой-то нестандартной ситуацией. Поддержку им оказывает штат врачей практически всех специальностей. Сегодня их около 50 человек. Когда возникает необходимость, врачи санавиации отправляются в дорогу.

— В нашей практике нет ни одной стандартной ситуации. И ни одной некритической, — объясняет Евгений Васильев. — Если к нам обратились, значит что-то серьезное. Примеры? Ну, вот один из самых запомнившихся случаев. Несколько лет назад мы переправляли из Венгерово в Новосибирск троих детей, которые подожгли бочку с краской. Бочка взорвалась, и они получили сильнейшие ожоги тела площадью от 50 до 90 процентов. Договорились с МВД и на их вертолетах доставили детей в ожоговый центр ГНОКБ.

051-07-03.jpg
Сегодня авиатранспорт привлекают только в крайних случаях. В распоряжении службы 10 реанимобилей, которые врачи называют реанимацией на колесах. Они оснащены аппаратом искусственной вентиляции легких, следящим оборудованием, дефибриллятором, дозатором лекарственных веществ, термосумками для перевозки крови и плазмы, носилками и щитами для транспортировки пациентов с переломом позвоночника, вакуумными матрасами. Есть и специальный реанимобиль для перевозки новорожденных с критически низкой массой тела.

— Вы обязательно напишите о водителях, — говорит Евгений Васильев, показывая машины. — Это особая каста людей, они в дороге отвечают за жизнь пациента и врачей. Преодолеть такие расстояния туда и обратно одному человеку довольно сложно. Плюс они знают все нюансы дороги, знают, где можно быстро проехать без тряски, а где нужно ехать потише. Не каждый сможет работать водителем реанимобиля.

Между жизнью и смертью
За свою долгую историю это направление медицинской помощи не раз менялось и реорганизовывалось. В 2002 году был создан филиал отделения в Куйбышеве, который взял на себя девять отдаленных от Новосибирска районов. Экстренных бросков из областного центра стало меньше. Сегодня районные больницы, за редким исключением, — это современные лечебные учреждения, где собственными силами могут оказать квалифицированную помощь. В 2007 году приказом был определен перечень ситуаций, при возникновении которых врачи ЦРБ и Новосибирска не просто могут, но и обязаны связаться со службой санавиации. И дальше курировать пациента уже совместно с ее специалистами.

Фото Виктора БОРОВСКИХ

Фото Виктора БОРОВСКИХ

— Самые сильные впечатления — когда мы видим конечный результат своих усилий. Этот эффект в нашей работе острее проявляется, чем у многих других врачей, — делится руководитель санавиации Евгений Васильев. — Когда пациент поступает в тяжелом состоянии, а потом поправляется и его переводят в профильное отделение для дальнейшего лечения. Другими словами, когда он ушел с этой границы между жизнью и смертью.

МНЕНИЕ
Анатолий ЮДАНОВ, главный врач Государственной Новосибирской областной клинической больницы:
— Новый формат использования авиатранспорта надо будет продумать. Вероятно, это должна быть структура, которая работает не только на областную клиническую больницу, но и на скорую помощь, а также в случае возникновения чрезвычайных ситуаций.

КСТАТИ
В ноябре глава региона Андрей Травников сообщил, что Новосибирская область войдет в федеральный проект по развитию санитарной авиации. Его главная цель — повысить доступность экстренной медицинской помощи для населения.

— Мы можем госпитализировать пациентов из районов области в самые лучшие клиники Новосибирска, но их доставку осуществляем вертолетами гражданского назначения, не оборудованными соответствующей медицинской техникой, — отметил губернатор.

Проект предусматривает приобретение для субъектов Российской Федерации новых медицинских вертолетов отечественного производства, оснащенных необходимым медоборудованием. Также запланировано строительство вертолетных площадок при медицинских организациях.

Комментарии