USD 63.1697 EUR 70.3395

Станционная почта, как по Чехову

Нина ЗЕЛЕНИНА
Фото Нины ЗЕЛЕНИНОЙ
Фото Нины ЗЕЛЕНИНОЙ

Как и чем живет маленькое почтовое отделение всего в нескольких километрах от областного центра, выясняла наш внештатный корреспондент

Почтовое отделение № 535 на железно­дорожной станции Мочище. Коллектив не меняется десятилетиями. И здесь, как и везде, давно не видели никаких писем, кроме казенных. Но все-таки утром на почте всегда наплыв посетителей. Местные жите­ли оплачивают счета за элек­троэнергию и домашний телефон. И такое знакомое: «Сейчас, подождите, у нас программа опять зависает...»

Любовь Степанова — начальник почтового отделения. Она работает здесь с 1995 года и знает всех деревенских от мала до велика. Каждый, кто приходит, здоровается с ней как с доброй соседкой. Любовь Николаевна рассказывает, что с детства хотела стать почтальоном.

— Вот мечта и сбылась, — смеется она. — Сначала я бегала по участку, разносила почту, теперь вот работаю в помещении, с людьми.

Говорит, что в какой-то момент собиралась уйти, но тогдашняя начальница сказала: «Подожди, не спеши, те, кто работает больше пяти лет, уже никуда отсюда не уходят». Так и слу­чилось.

Ее заместитель Надежда Чёмова трудится здесь давно — с 1981 года. За почти сорок лет успела поработать почтальоном, вырасти до замначальника почтового участка, уйти в компанию «Ростелеком», вернуться на прежнюю должность.

Про наличные и машину
— Мне пенсию можно снять?  

— Много?  

— 14 тысяч.     

— Столько не могу, машина еще не пришла.

— А меньше?

— Могу четыре.

— Давайте хоть так…

Сюда идут не только оплатить коммунальные услуги, но и получить пенсию — те, кто отказался от ее доставки на дом. Деньги приходят пользователю на банковскую карту. Горожанам это очень удобно: банкоматы на каждом шагу, да и безналичный расчет в любом магазине. В селе же наличка нужна всюду, а снять ее можно только в почтовом отделении. Загвоздка в том, что не всегда на почте есть достаточно средств.

Пенсию, как и корреспонденцию, сюда доставляет машина из города, которая приезжает три раза в неделю. Бывает, почти все деньги розданы пенсионерам еще до того, как пришла следующая машина, и поэтому большую сумму сию минуту выдать уже не представляется возможным. Но бывает и так, что деньги остаются. В таком случае лишние, как кажется работникам, суммы отправляют назад.

— Машина приходит не каждый день, зачем деньги тут оставлять? Так сохраннее. Если человеку нужны деньги, он позаботится об этом заблаговременно, может позвонить, попросить — мы ему оставим. А если рассчитывал на авось… Он пришел, а я, извините, вызвала машину и деньги назад отправила, — говорит Надежда Чёмова.

Про порядок в жизни и на работе
Местные уже давно знают порядок. Они в курсе, что машина приходит во вторник, четверг и субботу. В эти дни в маленьком помещении почты образуется большая очередь из пенсионеров. Пожилые люди приходят заблаговременно, занимают свободные стулья, обсуждают станционную жизнь. Это одна из местных традиций.

Все наговорятся вдоволь, станет грустновато, и тут наконец в дверь заглядывает шофер и кричит, обращаясь к операторам: «Девчонки, привез, принимайте!» Стоящие в очереди оживляются, тянутся за кошельками и документами, выясняют, у кого эта пенсия первая в жизни, и уступают новичкам место в очереди.

— Давай, Пантелеич, ты первый, пропускаем. Посмотрим, пришла ли тебе первая пенсия, а если да, сейчас же пойдем и все пропьем, — шутит бойкая женщина, обращаясь к своему зна­комому.

Операторы быстро начинают перетаскивать мешки с посылками и письмами внутрь помещения, шофер помогает — у него впереди на маршруте еще несколько деревень.

Наконец письма и посылки переложены в дальний угол, и Любовь Степанова начинает выдавать кому сколько положено. Поток посетителей не прекращается в течение двух часов. Даже если очередь нарушается, то, восстанавливая порядок, никто не ругается. Но галдят, шутят и смеются так громко, что Любовь Николаевна вынуждена просить тишины.

Остальным пенсию понесут на дом в определенный день месяца. В городских отделениях это делает почтальон, но в отделении станции Мочище такой должности нет — зарплата за полставки мало кого устраивает. Поэтому здесь эти обязанности берет на себя оператор Ирина Кривонос. Она трудится на почте около пяти лет. Говорит, ни за что не хотела бы работать в городе.

— Тут школа рядом, а у меня двое детей. Опять же, по пробкам каждый день добираться до города и назад — никакого времени и сил не хватит. А тут мне нравится.

046-09-02.jpg

Ирина Кривонос и Надежда Чёмова. Фото Нины ЗЕЛЕНИНОЙ

Про деревню и город
Работники почты за то, чтобы как можно больше пенсионеров получали деньги на банковскую карту.

По сути, обязанности у всех работников отделения одинаковые: принять платежи, выдать пенсии, разобрать почту и посылки, разнести корреспонденцию по домам. Дел хватает на всех, но на загруженность тут не жалуются.

— У нас маленький объем, — говорит Надежда Чёмова. — Мы легко и быстро разбираем посылки и письма, которые привозит машина, раскладываем все в алфавитном порядке. В городских почтовых отделениях ситуация хуже: объемы большие, а половина работников — командированные. Неудивительно, что там все теряется.

Про товарооборот и дорогую телеграмму

— Можно купить ручку?

— Есть за 20 и за 26.

— Давайте ту, что дешевле. И порошок.

Сейчас на почте можно купить не только марки и конверты, но даже консервы и чайник. Все это, по словам сотрудников, делается для того, чтобы у почты был хоть какой-то товарооборот. Прежние времена популярности писем и телеграмм здесь вспоминают с нежностью и грустью.

— Раньше были копеечные открытки. Люди покупали их к 8 Марта и Новому году в большом количестве, чтобы поздравить друзей и родных, а сейчас все на телефоне, поэтому почти все письма, которые мы получаем, — казенные (из суда, налоговой, уведомления о штрафах. — Прим. автора), — говорит Любовь Степанова.

Фото Нины ЗЕЛЕНИНОЙ
Надежда Чёмова рассказала, что три года назад удивила друзей: взяла и под Новый год отправила всем телеграммы.

— Они вообще думали, что такого уже нет. Подруга мне сказала: «Ты не представляешь, как это дорого для меня! Я поставила твою телеграмму на телевизор, смотрю на нее и плачу. Это не эсэмэска в телефоне, не открытка в Интернете... Это — живая телеграмма!»

— А сколько смешных случаев с телеграммами и письмами было! — продолжает Надежда Павловна. — Один раз пришло письмо, а в адресной строке написано: «Станция Мочище, дом возле вокзала, в низинке, с большой белой трубой, красной крышей, ну, почтальонка знает, она найдет». А как-то раз офицер из соседней воинской части давал телеграмму: «Приезжайте, заберите свою дуру и не вздумайте еще кому-нибудь навязать!» Сказали ему, чтобы переделал, такое мы не могли отправить. Какая же ностальгия у нас по этому времени! Я иной раз вспоминаю и думаю: как было хорошо! Напишешь, расскажешь, потом ждешь ответа… А сейчас и ящиков-то почтовых толком нету.

Но надежда на возрождение писем и открыток есть.

— К нам ходит одна девочка, — говорит Ирина Кривонос, — она в разные страны часто отправляет открыточки. И ей тоже при­сылают.

В советское время мы бы не нашли в этом ничего особенного, но сейчас обмен открытками по почте — популярное хобби, зовется посткроссинг. И кто знает, может, именно это увлечение станет первым шагом к возвращению коллекционирования марок, обмена письмами и душевными поздравительными телеграммами?..

Комментарии