USD 63.1697 EUR 70.3395

Как игла и напёрсток работали на Победу

Татьяна РЕШКЕ
Коллектив швейной фабрики, эвакуированной из украинского Николаева, досрочно выполнил полугодовой план. 1942 год
Коллектив швейной фабрики, эвакуированной из украинского Николаева, досрочно выполнил полугодовой план. 1942 год

Девушки-швеи в Болотном шили гимнастерки для солдат, падая от усталости на швейные машины

Пошив солдатской одежды — это нелегкий труд, требующий терпения и самоотдачи. Воспоминания бывших швей, благодарные письма с фронта, старые документы и фотографии могут рассказать многое о буднях швейных фабрик, которые помогали ковать Победу. Одно из таких предприятий — фабрика в рабочем поселке Болотное.

В 1941 году в Болотное прибыл эшелон: эвакуировали швейную фабрику из украинского города Николаева. Привезли оборудование и рабочих — человек сто. Людей разместили по квартирам. Одна из старейших работниц предприятия — жительница Болотного Анастасия Ивановна Шестакова вспоминает, что прибывшие даже не успели взять с собой личные вещи — приехали прямо с рабочих мест. Многие не знали, где их родные, и только потом, через какое-то время, находили их, а некоторые так и не нашли своих близких.

Так как специального помещения для фабрики не было, установили оборудование в универмаге, в длинном деревянном здании, где располагались хозяйственный, продовольственный и прочие магазины. За три месяца оборудование настроили, и фабрика принялась выпускать форменную одежду для бойцов. Здесь шили солдатские гимнастерки, брюки, пилотки, погоны, петлицы, чехлы для фляжек.

019-08-02.jpg

Красноармеец в полевой форме пехоты, 1943–1945 гг.


Как выглядели рабочие места в начале 40-х годов?

— От единого приводного ремня шла лента. Если одна машина ломалась, вставал весь цех, потому что оборудование нужно было ремонтировать, — поясняет Тамара Хомченко, директор Болотнинского районного историко-краеведческого музея. — Каждая работница отвечала за свой участок: кто-то пришивал карманы, кто-то воротник. Очень сложно было делать гульфики на мужских брюках. Так как швей не хватало, приглашали женщин из района, из сел. Некоторым девчатам, которые шли на фабрику, не было и шестнадцати лет. Те, у кого дома были швейные машинки, думали, что умеют шить, что это легко, но, когда приходили в цех, оказывалось, что таких машин они никогда не видели. Грохот стоял невероятный! Некоторые сначала даже сознание теряли, но постепенно привыкали.

019-08-03.jpg

Красноармеец, сухопутные войска, 1941–1943 гг.

Трудились круглосуточно, в две смены по 12 часов, без выходных. Исключения не делали даже для несовершеннолетних. В ночную смену одолевал сон, но лента не останавливалась. Случалось, утомленные девушки роняли на швейные машины головы и получали ушибы. Чтобы не засыпать, пели песни. Как бы трудно ни было, норму выработки выполняли на 200–220 процентов.

— Все материалы им поставляли, ведь это был государственный заказ для фронта, — продолжает Тамара Хомченко. — За качеством следили очень строго. Когда партия была готова, приходила приемная комиссия. Анастасия Ивановна Шестакова рассказывала, что военный брал одной рукой штанину брюк, другой рукой вторую и дергал. Если шов расходился, это был брак, и партию полностью переделывали. Очень строго следили.

019-08-04.jpg

Красноармеец, сухопутные войска, 1941–1943 гг.

Из заработанных средств женщины отправляли на фронт посылки с кисетами, варежками и носками. Помимо основной работы в цехе, вели подсобное хозяйство, помогали в колхозах, очищали от снега железнодорожные пути. Движение поездов не должно было останавливаться ни в метель, ни в мороз. Все для фронта, все для Победы...

Многие девушки и юноши навсегда связали свою судьбу со швейной фабрикой. В их трудовых книжках всего две записи: о принятии на работу в 1941 году и об увольнении в связи с выходом на пенсию.

Первый директор Болотнинской швейной фабрики Александр Михайлович Анненков приехал из Николаева. Наладил производство и добровольцем ушел на фронт. Что с ним случилось впоследствии, неизвестно, но по его примеру биться с врагом уходили с фабрики многие ребята и девчата.

019-08-05.jpg

Ефрейтор в походной форме пехоты, 1941 г.

Удивительна судьба Полины Фёдоровны Ванюшиной. В 1943 году она устроилась на предприятие 14-летней девочкой. Ее долго не брали — была мала. Но Полина чувствовала себя большой, взрослой и стремилась помогать семье, фронту. Она настойчиво, изо дня в день, приходила в контору и все-таки добилась своего — ее взяли ученицей. Со временем Полина стала швеей-мотористкой и проработала на фабрике всю жизнь.

Для многих болотнинцев швейная фабрика стала вторым домом, подчеркивает Тамара Хомченко. Здесь они находили не только работу, но и друзей, а некоторые — и личное счастье. Создавали семьи. Трудились на фабрике династиями, из поколения в поколение. Так, общий трудовой стаж семьи Штаудингер составляет около 240 лет.

После войны фабрика продолжала держать марку. Ее продукция (например, джинсы) была известна не только в Новосибирской области, но и в других регионах, странах ближнего зарубежья. Сегодня швейная фабрика реорганизована в многоотраслевое предприятие АО «Шанс», где основное внимание по традиции уделяют швейному делу. А что касается военной биографии — эти страницы стали достоянием истории, в которую швеи-мастерицы внесли свой вклад.

Комментарии