USD 63.1697 EUR 70.3395

Генрих and спойлеры

Татьяна ШИПИЛОВА
Рассказать о спектакле  до премьеры и не раскрыть секретов сложно. Фото Алексея ЦИЛЕРА
Рассказать о спектакле до премьеры и не раскрыть секретов сложно. Фото Алексея ЦИЛЕРА

Кому накануне новосибирской премьеры «Тангейзера» погрозила пальчиком знаменитая Монсеррат Кабалье?

В театре оперы и балета подошла к финалу масштабная работа над постановкой оперы немецкого композитора Рихарда Вагнера «Тангейзер». Премьера состоится сегодня и 22 декабря.

Расцветет ли розовый куст?
Людям посвященным не надо объяснять, что такая постановка — большой и серьезный вызов творческому коллективу и очень высокая планка для труппы. Потому что подступиться к оперному наследию этого автора сложно по многим параметрам. Словом, почти год, с февраля, в НГАТОиБ кипела работа, ни один этап которой нельзя назвать простым, начиная с кастинга и прослушивания солистов и, конечно же, выбора исполнителя на титульную партию.

Освоение артистами (в том числе и хором) особого стиля пения в вагнеровской опере шло под руководством приглашенного из Германии профессионального коуча. Для того чтобы глубже и точнее, что называется, погрузиться в мир оперы Вагнера, которая будет исполняться на языке оригинала, был сделан и новый перевод либретто, фактически подстрочник текста, написанного самим композитором.

И вот наибольшая часть работы и хлопот позади, сегодня вечером — премьера. А накануне прошла пресс-конференция, в которой участвовали музыкальный руководитель постановки и дирижер Айнарс Рубикис, главный хормейстер Вячеслав Подъельский, режиссер-постановщик Тимофей Кулябин, исполнители главных партий — тенор из Дании Стиг Андерсен (Генрих Тангейзер) и солистка НГАТОиБ Ирина Чурилова (Елизавета).

Как всегда, встреча с журналистами перед премьерой напоминала игру: одни хотели выспросить все, но где-то в глубине души не испортить себе всезнанием восприятие спектакля, другие — рассказать о своей работе и в то же время не быть спойлерами, обрывая себя то и дело фразой: «Увидите сами». Хотя заметим, что в прежние «оперные времена» такой ситуации в принципе возникнуть не могло: зная содержание классической оперы, более-менее образованный зритель мог и до премьеры представить, что будет происходить на сцене. Ну, допустим, какой-нибудь бутафорский розовый куст будет стоять не у левой кулисы, а у правой, герой будет не в красном рыцарском плаще, а синем. Теперь же с приходом молодой активной режиссуры и в оперный театр предугадать нам, как говорится, не дано. (Замечу в скобках: ну и хорошо — было бы талантливо!)

Не разбрасываясь нотами
Наверное, оттого больше всего вопросов было к Тимофею Кулябину, который известен новосибирцам как постановщик экстравагантных, стильных, эпатажных, смелых (называйте как хотите) драматических спектаклей в Новосибирске («Маскарад», «Макбет», «Онегин», «Гедда Габлер», KILL) и столицах, кстати, высоко оцененных критикой и наградами ряда театральных фестивалей.

На первый же вопрос, будет ли новый «Тангейзер» по отношению к классике провокацией, Тимофей парировал:

— Сейчас у нас такое время: палец покажи, назовут провокацией… В первую очередь я хотел сделать историю, в основе которой лежит легенда о средневековых рыцарях-мейстерзингерах, доступной и понятной… Очень большие режиссерские задачи передо мной ставило взаимодействие в произведении двух ничем не связанных между собой планов, двух пространств — совершенно мифологического (так называемый Венерин грот) и исторического, реально существовавшего турнира-состязания певцов в реальном городе Вартбурге. Герой оперы Генрих Тангейзер побывал и там, и там. Мне надо было соединить их так, чтобы выйти за рамки костюмированного вечера на сцене оперного театра, чтобы из этого сделать спектакль, а не просто пение в костюмах.

Еще режиссер признался, что поскольку мейстерзингеров в наше время и в помине нет, то его главный герой — творческая личность совершенно иной профессии, он кинорежиссер. А творческие муки, проблема выбора — они вне времени.

Узнав, что спектакль будет продолжаться три с половиной часа, журналисты заволновались: не заскучает ли зритель? Специально развлекать публику он не намерен, сказал Тимофей Кулябин, но постарается ее увлечь содержанием.

— Драматургию здесь определяет музыка. Вагнер написал столько нот, сколько ему было нужно, — сказал он.

Совет примадонны
Молодого коллегу поддержал исполнитель заглавной партии, маститый певец, один из самых востребованных драматических теноров своего поколения датчанин Стиг Андерсен:

— По поводу провокационности «Тангейзера» должен сказать, что участвовал более чем в десяти постановках этой оперы в мире. Но ни разу не принимал участия в такой, которая бы была настолько верна идее вагнеровской оперы, как та, что вы услышите. Поэтому прошу вас не впадать в заблуждение при виде современных костюмов…

Певицу Ирину Чурилову, которая не сразу уверилась, что партия Елизаветы — это ее музыка, постепенно работа очень увлекла, тем более что проходила она «в атмосфере праздника и творческого благоденствия».

— Полтора года назад, — подтвердил маэстро Айнарс Рубикис, — Ирина пришла и сказала: «Нет, нет! Вагнер — это не для меня». Но пару недель назад, когда я впервые слушал в репетиционном зале прогон второго акта, уже рыдал: как прекрасно она работала актерски, как владела своим голосом!..

Совсем недавно Ирина участвовала в мадридском концерте-посвящении Монсеррат Кабалье, и та, узнав о новосибирском «Тангейзере», кстати сказала, что партия Елизаветы идеально Ирине подходит.

— Но за «Лоэнгрин» не берись! — посоветовала примадонна и, по словам молодой певицы, даже погрозила пальчиком. — Остановись!

Потому что, объясняет Чурилова, Вагнер — это особый пласт музыки, им надо заниматься целенаправленно, отдавать очень много времени и даже иметь особый голос…

— Думаю, что партия Елизаветы будет единственной в моем вагнеровском репертуаре… Но, конечно же, я не зарекаюсь!

ФАКТ
Цикл исторических программ, посвященный 70-летию НГАТОиБ, которое театр отметит в 2015 году, на YоuTube продолжит передача о народной артистке России приме балета театра Анне Жаровой

Комментарии