USD 63.1697 EUR 70.3395

Левосторонняя парализация

Юлия НАЗАРЕНКО
Новосибирский метрополитен перевозит порядка 21 миллиона пассажиров в месяц. Фото Аркадия УВАРОВА
Новосибирский метрополитен перевозит порядка 21 миллиона пассажиров в месяц. Фото Аркадия УВАРОВА

Приостановка метро для Новосибирска — поистине коллапс. Полуторачасовой перерыв из-за трагедии, случившейся на станции «Речной вокзал» на прошлой неделе, в очередной раз доказал очевидное: без метрополитена движение в городе парализует. Наземный общественный транспорт не готов принять волну пассажиров.

Около 10 утра в пятницу новосибирское левобережье по направлению к Коммунальному мосту накрыл «девятый вал». Три станции метро закрылись в связи с падением человека под колеса поезда. Утренний поток пассажиров, отброшенный из метрополитена к ближайшим автобусным остановкам по проспекту Маркса, в частности, на «Башне», запрудил прилегающую территорию. Для сведения: станция «Площадь Маркса», по статистике Новосибирского метрополитена, является самой напряженной — пассажиропоток в сутки здесь составляет в среднем 46,4 тысячи человек.

В более выигрышном положении на остановке общественного транспорта оказались те, кто ближе к краю проезжей части: они имели шансы втиснуться в салоны подходящих переполненных автобусов, троллейбусов и маршруток. Смекалистые не ленились прошагать несколько сотен метров пешком, чтобы на предыдущей остановке сесть в троллейбусы и автобусы, которые шли в обычном временном графике. Понятно, что увеличение количества транспортных единиц не могло произойти моментально. Тем более что уже через полтора часа движение поездов в подземке возобновилось.

В пассажирской гуще на «Башне» мне довелось послушать, что думают по поводу организации городских перевозок в Новосибирске сами пассажиры. Удовлетворение услугами наземного транспорта — на тройку: некоторые маршруты слишком уж задерживаются — либо возить полупустые салоны невыгодно, либо из-за пробок и неистребимой пока привычки водителей автобусов и троллейбусов сверх времени стоять на узловых остановках метро в ожидании очередной партии пассажиров подземки. В салонах, как правило, грязно, терминалы по приему оплаты за проезд транспортными картами регулярно выходят из строя. Впрочем, тройка по пятибалльной шкале — то же, что удовлетворительно.

Едем через Коммунальный мост. Автобус подрезают легковые автомобили, теснят бесстрашные «газелисты». Салон раскачивается. Давка, духота, при этом люки не открываются — будто собравшихся в этом «ковчеге» на колесах преследует злой рок — не вздохнуть. Кондуктор, не дождавшись платы за проезд, начинает протискиваться сквозь толпу: «Втянитесь!» Тут пенсионерка обнаруживает, что у нее из кармана пропала социальная карта: «Только что была! Украли». В этот момент девушка, стоявшая напротив, закатывает глаза и падает. Казалось бы, в такой толпе человек, стиснутый со всех сторон спинами и грудями, не упадет. Некуда! Но словно невидимая рука раздвигает толпу, и девушка ничком падает на пол. Лицом вниз. Во весь рост. Обморок? Приступ?

Путешествие в час пик в нашем общественном транспорте — испытание не для впечатлительных и слабых здоровьем граждан. «Не нравится, садитесь на такси» — девиз закаленных в поездках пассажиров. Да кто же при таком раскладе откажется от удовольствия ехать в личном авто по этому же маршруту?

Назад, в редакцию, я возвращаюсь на метро. Как хорошо, что станция открыта. Хорошо, что у нас построили эти 16 километров подземки, хотя могло бы быть по первоначальным планам еще больше — аж 90 километров. Ежедневно Новосибирский метрополитен перевозит 237,5 тысячи человек. Удельный вес перевозок пассажиров подземным видом транспорта от общего объема общегородских муниципальных перевозок составляет 46,7 процента.

Комментарии