USD 63.1697 EUR 70.3395

Лия АХЕДЖАКОВА: «Женщиной быть очень трудно»

Алексей КОЖЕМЯКИН
Фото Виктора ДМИТРИЕВА
Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Побывавшая в Новосибирске известная актриса рассказала нашему корреспонденту, почему любит роли «чудиков» и как живется звезде, когда она немолода. Для миниатюрной, великой и чрезвычайно отважной женщины Лии Ахеджаковой юбилейный в ее жизни 2013 год в кино, к сожалению, не был бенефисным. Но на театральной сцене она продолжала радовать поклонников своими всегда неожиданными ролями. Не стала исключением и роль в спектакле режиссера Ольги Субботиной «Чокнутые королевы», показанном в Доме ученых Академгородка.

Спектакль необычный, даже шокирующий наиболее консервативную публику, с тремя замечательными женскими ролями — вместе с Ахеджаковой на сцене Эра Зиганшина и Мария Кузнецова. У героини Ахеджаковой по сравнению с двумя другими дамами почти и реплик-то нет, но каждое ее появление на сцене — маленький спектакль в спектакле. В эксклюзивном интервью с неутомимой и удивительной актрисой мы поговорили обо всем понемногу — о спектакле, о кино и о жизни.

Ну очень деликатный зритель
— Лия Меджидовна, в Новосибирске вы выступаете в Доме ученых. С чем у вас ассоциируется это место?

— Когда-то очень давно я приехала сюда, в этот же самый зал, с фильмом «Гараж». На дворе стоял конец эпохи Советского Союза. Как раз в те годы Василий Аксёнов написал роман про Академгородок «Золотая наша железка». Смутные были времена, и мне, помнится, начали задавать очень острые, провокационные вопросы. Я, опасаясь, что мои ответы могут задеть кого-то из людей, сидящих в зале, старалась уходить от их обсуждения или отвечала двойственно. И вдруг вышел какой-то человек, поцеловал мне руку и сказал: «Господи, до чего же вам жить-то хочется!» В такой вот изящной форме зритель выразил, что я не права, отказываясь открыто высказать свое мнение… Мне до сих пор это памятно.

— Почему вы выбрали пьесу «Чокнутые королевы»?

— Ничего мы не выбирали! Пришла Ольга Субботина и предложила ее. Обычно мы очень серьезно и внимательно выбираем пьесы, а эта сама к нам пришла.

— Вам пьеса кажется провокационной?

— Как актриса я не должна говорить, как она мне: я ведь не вижу ее, я играю. А роль здесь очень хорошая. Такие роли я люблю. Моя героиня — аутичная женщина, выросшая в глуши. Абсолютное одиночество, покинутость, перспектива психоневрологического интерната на горизонте, сложные отношения с сестрой, которая посвятила ей свою жизнь… Меня привлекают такие трагические обстоятельства.

— При всей трагичности в пьесе есть и юмор, комедийные моменты....

— Мы сознательно привнесли в нее юмор, иначе все было бы слишком грустно.

«На тебе, Боже, что нам негоже»
— Можно ли сказать, что это пьеса о женской доле, которая чаще всего именно грустная? Или для вас это частный образ? Насколько он вам близок?

— Не знаю, что на это ответить. Я никогда не видела этот спектакль. То, что я играю, мне очень близко. Я люблю «чудиков». Недавно смотрела спектакль Кирилла Серебренникова «Идиоты» по одноименному фильму Ларса фон Триера. Герои — люди, которые пытаются жить как идиоты, чтобы довести до предела ситуацию, в которой они находятся. Чтобы исчерпать ее до дна. А в конце спектакля на сцену вышли актеры «Театра простодушных» — даунята. Вот тогда весь зал заплакал. Такие персонажи меня очень манят.

— Есть ли в вашей сегодняшней жизни место кино или только театр остался?

— Кино ушло полностью. Недавно предложили одну, по-моему, хорошую роль. А в основном то, что мне предлагают… К сожалению, никто уже на меня планов не строит, а «на тебе, Боже, что нам негоже» — на такое я не могу согласиться, разве что если буду уж совсем сильно бедствовать. И то вряд ли.

— У Серебренникова в фильме «Изображая жертву» вы согласились сыграть роль, которую вполне можно назвать рискованной, как и роль в «Чокнутых королевах»?

— Да. А после этого у меня была прекрасная роль в «Банкроте». Потом в фильме «Мамы» замечательная роль. Все-таки что-то было! Но редко. И своей темы там не дождешься...

— А что такое сегодня «ваша тема»?

— Есть такой спектакль-антиутопия в Театре наций Circo Ambulante. Моя героиня Мария, по замыслу режиссера Андрея Могучего, этакий Дон Кихот в юбке в совершенно деградировавшем обществе будущего. Это спектакль абсолютно мой. Именно в этом направлении и хочется двигаться, но… Могучий один на свете, да и не до меня ему теперь — он стал главным режиссером в БДТ. И вообще, у нас не принято заботиться об актерах, которые уже немолоды.

— Система звезд у нас не работает?

— Очень даже работает! Просто постаревшие звезды сходят с небосклона, никто их не видит, и все забывают. Мы не востребованы.

Плюс дисциплина
— Разве в спектакле, что увидели новосибирцы, вы не чувствуете себя звездой? В финале вас буквально засыпают цветами — народная любовь к вам очевидна…

— А что цветы? Цветы всегда дарили, что очень приятно, как и любовь зрителей. Если же говорить о востребованности, то недавно в «Современнике» я выпустила спектакль «Игра в джин». На сцене всего два актера — Валентин Иосифович Гафт и я. Это очень редкий сегодня случай, когда задействованы именно немолодые актеры.

— Лия Меджидовна, в современном кино вам что-нибудь нравится? Комедии какие-нибудь, на ваш взгляд, есть достойные? «Любовь- морковь», «Елки»?

— Ох, лучше не вспоминайте! От «Любовь-морковь» меня дрожь берет.

У меня была недавно замечательная роль у прекрасного режиссера Игоря Фёдоровича Масленникова в фильме «Банкрот». Это классика, и роль так написана! Но почему-то фильм этот не пошел по экранам. Я не знаю, в чем дело, что там продюсеры думают, но посмотреть его можно, по-моему, только в Интернете, увы. А роль была просто изумительная. У меня и в театре-то никогда таких не было.

— «Чокнутых королев» вы играете в нескольких городах подряд. Насколько это сложно для вас сегодня — переезжать, адаптироваться к новому месту, новому зрителю? Что это за ощущения? Или какая-то особая философия?

— Нет, не философия. Дисциплина. И привычка актеров подчиняться театральной дисциплине, когда нет выбора. В любом состоянии, болен ты или не болен, несчастье у тебя, что-то случилось — необходимо быть готовым, хорошо выглядеть, идти и работать.

«Сыр в масле» — это не о нас
— Ваш спектакль о сложной женской судьбе. А что хочется пожелать нашим женщинам, у которых судьба часто тоже очень непростая?

— Сейчас появились женщины с замечательной судьбой — не работают, как сыр в масле катаются, ездят в Париж или Лондон на выходные... Целое племя счастливых женщин. Но в основном, конечно, российские женщины — работяги, которые трудятся на совесть. На женские плечи ложится весь груз проблем нашего государства, все на нашем горбу отзывается.

И я желаю нашим женщинам, чтобы их жизнь была более веселой, богатой, чтобы не таким адским трудом эти деньги добывались. А еще в России как-то так складывается (то ли природа у нас какая-то такая особая), что к женщине сначала, в период ухаживаний, относятся с любовью, с восхищением, а потом начинается элементарное потребительство, садятся на шею. Желаю женщинам, чтобы мужчины, которые с ними рядом, больше их любили и ценили, понимали, что женщиной быть очень трудно. Женщина быстро стареет. Очень трудно сохранять себя в хорошей форме, когда окружающие мужчины о тебе не заботятся, не умеют тебя любить. Любви желаю!

Фотографии статьи
Фото с сайта www.smotri.com

Комментарии