USD 63.1697 EUR 70.3395

Лёгкий шторм под жар-птицыным пером

Наталья МАНТОРОВА
Фото Аркадия УВАРОВА
Фото Аркадия УВАРОВА

Корреспондент «Советской Сибири», принявшая участие в эстафете олимпийского огня «Сочи-2014», делится впечатлениями

Перед стартом мне категорически не спалось. Хотя сама дистанция, 300 метров, казалась несерьезной по сравнению с теми, что ранее приходилось одолевать. Ценный груз? Не так уж он увесист, донесем! Главное — тщательно выслушать инструктаж, не потерять голову и не натворить на маршруте дел, скажем, нарушив правила техники безопасности.

Тревоги и думы
Бессонницу спровоцировали две тревоги. Во-первых, откровенно боялась, что мой факел погаснет. Смешно? Вот и знакомые накануне хихикали: мол, бензинчику с собой прихвати… Шутки шутками, но очень уж не хотелось быть утыканной злобными пальчиками под свист и вопли: «Позор, позор!!!»

Во-вторых, было поистине стыдно. Да, да, именно за ту компанию коллег-журналистов, которая раздувает ныне из гаснущего факела вселенскую катастрофу. К тому же клеймит позором самих факелоносцев. Но стоит окинуть всю эту кухню чуть более компетентным взором и убедиться: от них тут мало что зависит.

Проверяют систему горения, приводят ее в действие и затем выключают специально обученные юноши, сопровождающие тебя весь маршрут. Твое дело — лишь грамотно принять и пронести священный атрибут.

Наконец, что за эпохальное открытие — гаснущий факел? Обратитесь к истории: по пути из Афин в столицу Олимпийских игр он затухал во все времена. В силу разных причин, включая как явления природы, так и человеческий фактор. Но никому не приходило в голову воспринимать серьезно такие мелочи, саркастически возводя их в ранг сенсаций. Ну, потух. Ну, зажгли заново.

Ветрище за окном в эту ночь разгулялся чудовищный, что, естественно, усугубило тревогу: вдруг он и днем не стихнет? Тогда точно — ой! Но днем он стих, добавив тем самым олимпийскому пламени шанс на выживание в предстоящей эстафете.

Улыбаемся и машем
Пункт сбора нашей группы факелоносцев — стадион «Спартак». С утра здесь правит шумный праздник: пестрые краски, музыка, улыбчивый народ с флажками и шариками, волнующая суета и, главное, ощущение полной причастности к ней — все это создает магический импульс, мощную волну, которая тотчас вышибает из тебя сонливость, разные страхи и прочую «накипь». К горлу подкатывает комок счастья: хочется визжать и виснуть на шее у всех подряд.

Рада видеть знакомые лица, оказавшись в одной группе с заслуженным тренером СССР по греко-римской борьбе Виктором Кузнецовым, чемпионом мира по биатлону Александром Тропниковым, коллегой с телеканала ОТС Михаилом Дорошенко и другими замечательными людьми.

Получив фирменные костюмчики, отправляемся на мастер-класс. Любопытных сведений — куча. Вплоть до того, на каком расстоянии от собственной головы надо держать факел, чтобы самому не подпалиться, каким местом и под каким углом прислонять его к факелу партнера в момент приема и передачи эстафеты, как вести себя на старте и финише в окружении публики, жаждущей с тобой сфотографироваться и лично подержать заветный атрибут…

— Факел из рук не выпускать и никому не давать! — отрезает девушка-инструктор. — Но когда он не горит, можно позволить желающим за него подержаться. Вам будут задавать вопросы. Вежливо на них отвечайте. А кто волнуется и говорить не может, просто улыбается и машет ручкой. Ясно? Алгоритм на все случаи: улыбаемся и машем!

Ясно. Как говаривал почтальон Печкин, что же тут неясного? Проинструктированные, как перед парашютным прыжком, насквозь пропитанные эйфорией и получившие наконец-то по «перу Жар-птицы» (именно оно своей формой вдохновило дизайнеров конструкции), выходим строем со стадиона. Развеселый живой коридор аплодирует, полыхает эмоциями, даже «Браво!» кричит.

Улыбаемся и машем. Затем грузимся в специальный автобус, который развозит нас по стартовым позициям.

Все мы немножко парашютисты
Новосибирский этап эстафеты «Сочи-2014», напомним, начался на вокзале, куда «зажигательный» гость прибыл в окружении его хранителей специальным поездом. Пока огонь делал первые километры на нашей земле, заворачивал в зоопарк, нарезал круги по стадиону «Спартак», наш кортеж не спеша двигался по Красному проспекту, через каждые 200 — 300 метров выгружая очередного «десантника». Помню легкий шторм в голове после выгрузки, гвалт и реплики со всех сторон:

— А со мной, со мной! — это насчет совместного фото.

— А где огонь?! — что и требовалось ожидать…

— Скоро, скоро он будет здесь, — дирижируя еще не зажженным факелом, принимаюсь о чем-то таком высокопарно вещать.

Мой слот (отрезок пути) — от дома № 3 по Красному проспекту вниз, до собора Александра Невского. Есть несколько минут, чтобы пообщаться с публикой, толкнуть речь, пообниматься с группой поддержки в виде родственников-друзей и дать наконец волю голосовым связкам, которые с утра распирает этот радостный ком:

— Привет, Новосибирск, с праздником! — выдыхается уже само собой за считанные секунды до того, как пламя в руках моего предшественника замаячило на горизонте.

Огонь все ближе. Сердце все суматошнее. Зажмуриваю глаза, перевожу свой обалдевший дух — буквально как перед парашютным прыжком. Сейчас все случится. Только бы все было хорошо!

Мысли по ходу: неисповедимы пути…
Да, игра с огнем непредсказуема. Погасший факел успел стать банальностью — сводки происшествий пополняют теперь ситуации покруче. Недавно в Екатеринбурге на факелоносце вспыхнула одежда. А в Костроме якобы в руках у 13-летней девочки священный символ Олимпиады и вовсе взорвался. Что тут сказать? Не без накладок, не без казусов, как и всюду — в быту, на производстве, на дорогах... К счастью, до эпидемических масштабов этим случаям далеко. Но то ли у страха глаза велики, то ли выгодно кому-то гнать волну — выхлоп зачастую мерзкий: во всех смертных грехах иные стремятся уличить огонь как таковой, эстафету в целом и все, что с ней связано. Еще и приврать. Скажем, тот, кто распространял в СМИ новость о 13-летней девочке, мог бы сперва изучить правила участия в эстафете: согласно им, стать факелоносцем может гражданин не моложе 14 лет. И потом, даже из видео, выложенного в You Tube, ясно: никакого взрыва не было. Просто факел неожиданно загорелся по всей своей высоте. Взбрыкнувшую горелку быстро усмирили и заменили нормальной.

Отчего все это происходит? Эксперты согласны: среди 16 тысяч экземпляров продукции (с учетом 14 тысяч факелоносцев плюс «запаска»), изготовленной на «Красмаше», может легко попадаться брак. Опять же как на любом другом заводе среди любого другого товара. Это ведь штамповка. Прибавьте к ней человеческий фактор, погодные условия и прочее — что получите? Словом, неисповедимы пути…

Принимая огонь на себя
Но все эти мысли оставлены на потом. Пока же мы гордо скрещиваем наши орудия. Эстафету передает мне девушка Инна, представитель оргкомитета «Сочи-2014». Кондиционный экземпляр должен заработать в течение 30 секунд. Инне проще, ее этап позади: стоит, улыбается, машет... Я же, оглушенная громом собственного сердца и толпы, распахиваю до боли глаза и рот: ну давай же, давай, еще чуть-чуть… Горит? О! Вот так номер! «И все: конец всему, будто вдруг сорвались с петель книжные полки, в общем, словами не передать», — так некогда Хулио Кортасар описывал концерт Луи Армстронга. Здесь та же песня.

— Начинаем движение, — волонтер сопровождения дает команду. Секунду спустя он же меня одергивает: — Тише, тише!

Говорят, летела слишком быстро. И куда, мол? Почему не растянула прекрасное мгновенье? Не знаю даже. Видимо, в глубине души все-таки переживала, что огонь погаснет. Вот и спешила, пока этого не случилось. Но погас он лишь тогда, когда ему было велено.

— Правда ли, что факел можно выкупить? — задавали мне вопрос еще до эстафеты.

Да, это так (эпопея его купли-продажи изложена в рубрике «Слово дежурного» в № 233 от 12 декабря). Только сразу после эстафеты предмет демонтируют, изымая огнетворную начинку. Посему повторно символ Игр не зажжешь, ибо концепция такова: гореть он должен олимпийским пламенем. И лишь единожды...

Так, стоп! Кто-то вспомнил о зажигалке, с помощью которой экстренно засветили у ворот Кремля потухший факел одного легендарного человека? Но это экстренно. Подоспевшая группа хранителей огня быстро загасила «суррогатное» пламя. Затем при содействии своей чудной лампады воспроизвела тот огонь, который надо. Кстати, мало кто знает, что легендарный пловец-подводник Шаварш Карапетян, обвиненный изначально в «покушении» на факел (да еще где — в Кремле!), позже был реабилитирован и удостоен права пробежать эстафету во второй раз. Все-таки есть в мире благородство.

СПРАВКА
Факельная эстафета стартовала 7 октября 2013 года в Москве и завершится 7 февраля 2014 года в Сочи. В течение 123 дней она пройдет через 2 900 населенных пунктов Российской Федерации. Маршрут эстафеты составит порядка 65 тысяч километров. В Новосибирской области олимпийский огонь гостил 6 — 8 декабря.

ФАКТ
Первая факельная эстафета в истории современных Олимпийских игр состоялась в 1936 году. Игры тогда принимал Берлин. Идею доставки огня из Греции к месту проведения главных стартов планеты реализовал Карл Дим, немецкий политик, историк и теоретик спортивного движения

Комментарии