USD 63.1697 EUR 70.3395

Мальчишка военных лет

Елена КОСТИНА
Александр Максимович Агафонов — оптимист и жизнелюб. Чтобы взглянуть на родную Западно-Сибирскую железную дорогу, ему достаточно выйти на лоджию. Фото Елены КОСТИНОЙ
Александр Максимович Агафонов — оптимист и жизнелюб. Чтобы взглянуть на родную Западно-Сибирскую железную дорогу, ему достаточно выйти на лоджию. Фото Елены КОСТИНОЙ

На Западно-Сибирской железной дороге немало людей, чей трудовой стаж исчисляется тремя-четырьмя десятками лет, отданных родной магистрали. Но даже на этом прекрасном фоне судьба нашего героя выглядит особенно примечательной, ведь работать в железнодорожных мастерских он начал в… четырнадцать лет.

Подросток Саша Агафонов, стоя на трех «трапах», чтобы доставать до рубильника токарного станка, вытачивал головки снарядов для легендарной катюши. Он родился в Новосибирске 5 ноября 1927 года и проживал на Красной горке, что в Заельцовском районе.

Незадолго перед войной Максим Никитович Агафонов, Санькин отец, окончил Кустанайский ветеринарный техникум и был направлен на работу в Колыванский район. Семья выехала из областного центра, где оставались две Санины тетушки, и несколько лет провела в переездах по разным селам, где особенно требовались услуги квалифицированного ветеринара.

— Мы жили во Вьюнах, Щукино, Кандаурово, а последнее время — в Южино, — вспоминает Александр Максимович Агафонов. — Отца переводили, и мы ехали за ним. Жилье нам, видимо, колхозы выделяли: обычные крестьянские дома с русской печкой. Небольшое хозяйство держали: корову, овечек. Мама Ирина Фёдоровна была домохозяйкой, растила меня и младших сестренок — Лиду и Нину. А после войны родились еще двое ребятишек: Тамара и Анатолий.
В середине июня сорок первого года Саша уехал погостить к тетушкам в Новосибирск. Тут его и застало страшное известие — началась война. Одна из теток жила на улице Ермака, недалеко от Дома офицеров. Сашка каждый день бегал смотреть отметки на большой карте, вывешенной на стене, и узнавать новости. Отца призвали на второй день войны. Прибыв в областной центр, он каким-то образом умудрился отпроситься на полчасика, чтобы попрощаться с родными. Крепко обнял сына, наказал помогать маме и заботиться о младших.

Вскоре Сашка вернулся в деревню, где его ждали не только домашние заботы, но и помощь колхозу. Вместе с ровесниками они работали на полях, возили сено, пасли скот. Лето пролетело, и снова наступил учебный год. Шестой класс стал для Сашки последним в сельской школе. Вновь за учебники он сядет только после армии, будучи женатым. Хоть и не планировал, что все сложится именно так.

Лето и осень сорок второго тоже прошли в трудовых буднях. В качестве оплаты школьники получали булку хлеба в день. Мама тоже трудилась в колхозе, получая скромное вознаграждение, тем и перебивались.

По январскому морозу
— Как-то в январе колхоз направил в город обоз из трех подвод, и я увязался с ними, чтобы навестить тетушек. Доехали мы до Колывани, и, пока был перекур на постоялом дворе, я решил навестить дядьку, проживавшего в райцентре. Забежал на минутку, чайка попил, а когда вернулся, обнаружил, что односельчан на месте уже не было: ждать не стали — уехали…

И Сашка пошел, как крестьянский ребенок в девятнадцатом веке из какого-нибудь произведения Помяловского или Некрасова, не страшась ни расстояния, ни стужи, ни злого человека…

— Попутчик мне ни один не попался. Навстречу паренек один шел, обменялись взглядами и разошлись, — с улыбкой вспоминает наш герой.
Первые минуты его «изнутри» согревала теплая лепешка за пазухой — родня угостила. А затем морозец скучать не давал, но Сашка упорно шел вперед. Шагал и шагал себе, до города добрался только к вечеру…

Признается, что надеялся в городе продолжить учебу, но время было трудное, к тому же подвернулась хорошая работа.

— На Дуси Ковальчук, где раньше располагался НИИЖТ (в ту пору еще НИВИТ), разместили завод, вывезенный из европейской части страны. Под пятым цехом в подвале организовали железнодорожную мастерскую № 1. Каждое депо для мастерской выделило по одному станку и по два токаря, которые должны были обучать нас, новичков… — вспоминает ветеран.

Учили мальцов обточке головки снаряда для знаменитой катюши. Поначалу было сложновато, но постепенно начало получаться. Через полмесяца наш паренек стал работать самостоятельно. Изготовленные подростками детали по железной дороге увозили в Киселёвск, где осуществлялась сборка.

Прошел еще месяц, и Сашка, наблюдая, как долго идет обточка на одном станке, приспособился в то же самое время осуществлять еще одну такую же операцию на втором станке. Получилось. Его даже выбрали делегатом на Второй слет молодых рабочих Новосибирской области в сорок третьем году. Пятнадцатилетний «ударник» был премирован новеньким парадным железнодорожным костюмом. Где только отыскали нужный размер?!

— Я тоненький был и высокий, как фитилек! — смеется наш герой.

Когда советские войска сумели остановить врага и перешли в активное наступление, всех охватило воодушевление. Немцев гнали с нашей земли, и на освобожденных территориях начиналась новая жизнь. Весь командный состав мастерской, прибывший в начале войны в Новосибирск из Днепропетровска, засобирался назад — восстанавливать свой город.

— А нас пятерых, трех парней и двух девчонок, отправили в Киселёвск на главный завод, чтобы мы свой брак довели до ума. Там мы месяца два отработали: исправили забракованные изделия и вернулись домой, а нашей мастерской уже нет…

По возвращении молодые токари обратились к начальнику отдела кадров, который и направил всю пятерку в паровозное депо Новосибирск, где им суждено было стать вызывальщиками паровозных бригад. Что за работа у вызывальщика? Ночь-полночь, идешь по городу, куда скажут, и вызываешь машинистов, помощников, кочегаров на работу… Телефонов-то не было! Александр Максимович вспоминает: «И ведь ни разу меня никто нигде не обидел! Зато как я город знал! Каждый закоулок: и Нахаловку, и Ельцовку — нигде не терялся. Поначалу со мной ходил сопровождающий. Имя уже не помню, а фамилия его Телищев. Старенький совсем. У него руки одной не было…»

Кстати, когда пришло долгожданное известие о Великой Победе, наш герой был как раз на работе. Его послали срочно вызвать в депо председателя месткома…

— Прибежал: стучу, кричу. Они выскочили: «Что случилось?» — «Вам срочно в депо надо: конец войне!» — кричу. Они обрадовались, давай меня обнимать, завели к себе… Хозяйка — в слезы. Все радуются! — говорит Александр Максимович.

Отец прошагал дорогами Великой Отечественной все четыре года. Семья получала от него редкие, но такие дорогие весточки. Вернулся Максим Никитович израненный, награжденный орденами Красной Звезды и Славы и медалями.

— По пути домой он меня отыскал в Новосибирске, и мы с ним вдвоем оправились в Колывань. Как раз была годовщина освобождения Сталинграда. Мы подошли к берегу Оби. Поздняя осень, уже шуга шла… Никто не соглашается нас везти. Смотрим: одна лодка у воды и весла в ней. Мы прыгнули и поплыли. С берега нам кричат что-то, руками машут… А мы не слышим. Уже почти у другого берега были, но причалить никак не получалось. Лед идет и идет пластами. Вдруг видим, сосна упала и за ней ровный просвет воды, мы туда юркнули и быстренько выскочили на берег. А могло ведь все закончиться совсем иначе…

Они шли по бездорожью, по болотам, проваливаясь по колено, как два солдата: один — старшина, другой — молодой, но тоже в шинели железнодорожной. Вот уже кладбище знакомое на пригорке показалось. А там уже в полутора километрах и деревенька…

После войны в семье родились еще двое ребятишек. Пополнившееся семейство перебралось поближе к городу — в Ягодное. И Саша после трудового дня стал ездить в отчий дом. Так и было, пока наш герой не женился и не снял комнатенку.

Снова за учебу
Поскольку железная дорога в то время была военизированной и приписное свидетельство Александра было с красной полосой, он уже начал думать, что в армию служить его не призовут. Потому смело женился. Невесту нашел в доме одной из тетушек — соседскую девушку. В армию Александра Максимовича Агафонова все же призвали в 1948 году. Так что когда через почти четыре года он вернулся в сибирские края, его ждала уже не только молодая жена, но и подросшая дочка.

Служил наш герой, как и другие ребята, призывавшиеся из депо, в отдельном мостовом железнодорожном батальоне. Строили мосты, подъездные пути... Словом, Александр Агафонов набирался опыта, мужал и, кстати, успел освоить несколько специальностей.

По возвращении со службы он пришел в родное депо и продолжил работу. Но… еще и сел за парту. «Начальник отдела кадров Комин как-то вызвал всех молодых и чуть не принудительно заставил нас учиться!» — смеется Александр Максимович.

Учиться он пришел в вечернюю школу молодежи № 1. Поступил в седьмой класс, как и положено после шестого, но очень скоро почувствовал, что, как ни старается, математику не тянет. Старенький педагог посоветовал ему по-отечески: «Что ты мучаешься? Подумаешь, один год потеряешь, зато хорошо знать предмет будешь. Иди в шестой класс!» Так он и сделал.

— Молодой был, здоровый, так что совмещать учебу с работой у меня получалось. Нас тогда на две смены разделили. Если работаю днем, учусь вечером, если в ночь работа, то днем учеба. Как перерыв — все смеются: у них перекур, а я хожу школьный стих учу! Но и учился, и трудился хорошо. По окончании десятилетки даже получил знак «Отличный паровозник».

Работал наш герой в то время техником-дефектоскопистом на подъемочном ремонте паровозов в депо Новосибирск. Чтобы не выпадать из учебного процесса, вчерашний «школьник» тут же подал заявление во Всесоюзный заочный институт железнодорожного транспорта. Выбранная им специальность — «электрификация железных дорог». Студент-заочник Агафонов стал работать слесарем в аппаратном цехе, потом в цехе технического осмотра электровозов. Затем, когда потребовалось получить права машиниста, сам попросился в техшколу при депо. Отучился и поехал помощником машиниста электропоезда.

— Ездил с разными машинистами, в том числе с Зайцевым. Жил-то я недалеко — на Линейном переулке, так что если вдруг возникала потребность в помощнике, меня быстро дернут, и в путь... Раньше СР-ки были электрички, а потом появились ЭР-2 — красивые поезда… Люди аж рты открывали, когда видели подходящую электричку…

Инженер
По окончании института Александра Максимовича сразу перевели инженером в техотдел. С того момента началась его, если можно так сказать, «кабинетная» работа. Хотя кабинетной ее можно назвать только условно, особенно если учесть, как часто нашему герою в эти и последующие годы довелось бывать в командировках.

Довольно скоро Илья Иванович Екатериничев, бывший заместитель начальника депо по ремонту, после того как перешел на работу в Новосибирское отделение дороги заместителем начальника отдела, пригласил Агафонова к себе старшим инженером. А начальником отдела был Михаил Мефодьевич Зеркаль. Восемь лет Александр Максимович занимался вопросами ремонта локомотивов в двух депо, Инском и Новосибирском, также в сфере его ответственности была вся теплотехника. В 1976 году героя нашего очерка перевели в управление дороги.

— В то время начальником службы был Виктор Григорьевич Замура. После выхода на пенсию Эдуарда Васильевича Вольского заместителем начальника службы сделали моего начальника, а мне предложили работу заместителя начальника топливно-теплотехнического отдела локомотивной службы, — вспоминает Александр Максимович Агафонов. — Работу я свою любил. Мне никогда она не казалась скучной, однообразной. Наоборот — интересной! В то время на магистрали восемь отделений дороги было. Часто ездили с проверками, теплотехнические конференции проводили, в том числе для сети дорог. Конечно, много расчетов было, сначала здесь все «утрясали», а потом ездили в Москву свои расчеты защищать.

В локомотивной службе наш герой проработал вплоть до выхода на пенсию. Ветеран труда, многократный ударник пятилеток и дважды «Отличный паровозник» в середине восьмидесятых годов за свой многолетний добросовестный труд был удостоен высшей награды отрасли — знака «Почетному железнодорожнику».

— Поначалу на пенсии очень скучно было, тосковал по делу, по людям. Но научился отвлекаться на дачные дела, на домашние заботы и как-то привык. А теперь уж и нравится! — смеется наш герой. — Считай, я уже четверть века на заслуженном отдыхе!

В старенькой скромной шкатулке ветерана вместе с железнодорожными наградами лежат награды за труд в годы Великой Отечественной войны, когда он мальчишкой стоял у станка, юбилейные медали Победы и еще две большие и, судя по виду, тяжелые медали из неизвестного металла. Александр Максимович улыбается: «Эти самые значимые! Видите? 60 лет. Мне их для смеха к юбилею в депо сделали: одну — в Новосибирском, другую — в Барабинском. Разве это забудешь?!»

И сам ни товарищей, ни коллег не забывает. Правда, грустит, что многих уже нет рядом. Возраст-то не маленький — восемьдесят пятый год.

— Из тех, с кем я работал, осталось немногие. Иван Григорьевич Камнев — коллега мой. Мы с ним были знакомы еще с тех пор, как он работал старшим мастером в Инском депо. Я в это время работал в отделении дороги. Потом Ивана Григорьевича перевели заместителем начальника службы, а когда Замура ушел на пенсию, он стал начальником службы. Мы с ним много лет проработали, можно сказать, душа в душу. Отлично сработались, по характеру совпадали, легко общий язык находили. А теперь он нашей ветеранской организацией руководит. Так что отношения поддерживаем, общаемся! — рассказывает Александр Максимович.

Судьбы непростой поворот
Когда не стало жены Александра Максимовича, их трое детей были взрослыми, твердо стояли на ногах, имели семьи. Спустя какое-то время наш герой вновь женился на женщине, которая также овдовела, вырастив троих ребятишек. С Верой Семёновной они вместе почти 25 лет. И хотя супруга признается, что Александр Максимович порой бывает вспыльчивым, но все же он отходчивый и добрый, а главное — жизнелюб, и потому в доме мир и лад. Об особой атмосфере в этой семье говорит тот факт, что супруги любят задушевные песни. Поют на пару. И то обстоятельство, что порой наш герой не очень прислушивается к интонации партнера и «гнет свою линию», песню не портит. Все-таки мужчина в семье — голова.

Это очень милая, гармоничная пара, со светлым взглядом на мир, не умеющая жаловаться на хвори и беды, с хорошим чувством юмора. И богатая на внуков: у Александра Максимовича уже четыре внука и два правнука.

Фотографии статьи
Служба в железнодорожном батальоне продолжалась почти четыре года. За это время наш герой успел освоить несколько специальностей. Фото из личного архива А.М. АГАФОНОВОЙ
С коллегами по работе. Фото из личного архива А.М. АГАФОНОВОЙ
Супруги живут душа в душу, оттого и любят песни задушевные. Фото из личного архива А.М. АГАФОНОВОЙ
Александр Максимович многократно отмечался руководством за добросовестный труд, рационализаторство и производственные успехи. Фото из личного архива А.М. АГАФОНОВОЙ

Комментарии