USD 63.1697 EUR 70.3395

Век неволи

Наталья НАШТАЛОВА
Приобщение заключенных к вере — особый  пункт перевоспитания. Фото Михаила ПЕРМИНА
Приобщение заключенных к вере — особый пункт перевоспитания. Фото Михаила ПЕРМИНА

Отбывая наказание в местах лишения свободы, можно участвовать в театральных постановках, писать иконы, но если человек не захочет меняться, ему не помогут ни наставники, ни учителя

По статистике ГУФСИН РФ по Новосибирской области, каждый год из исправительных учреждений региона выходят 5 — 6 тысяч осужденных. Какими эти люди возвращаются из мест не столь отдаленных и куда идут? Есть ли у них шанс расстаться со своим прошлым и начать новую жизнь?

— К людям, вышедшим из тюрем, отношение в нашем обществе вполне ожидаемое, — констатирует Любовь Разбирина, заместитель начальника ГУФСИН по Новосибирской области. — Бывших заключенных опасаются, стараются обходить стороной. Как специалист, 40 лет проработавший в системе исполнения наказаний, могу сказать, что такое поведение в некоторых случаях, конечно, оправдано, но далеко не во всех.

Не стоит на всех осужденных вешать ярлык «изгой», поясняет собеседница. Кто-то совершил нетяжкое преступление по глупости, по неосторожности, по роковому стечению обстоятельств, а кто-то — особо тяжкое при особо опасном рецидиве. Это большая разница.

Некоторые преступники, находясь в местах лишения свободы, продолжают нарушать принятые в обществе правила, не соблюдают режим, всем и себе в первую очередь создают проблемы. Другие же, напротив, стремятся искупить свою вину, стараются зарекомендовать себя наилучшим образом.

Без невежества и болезней
В колонии № 18 мы познакомились с заключенным по имени Вячеслав. До попадания в места не столь отдаленные он не имел никакого отношения к театральному искусству, а сейчас занят в постановке по повести Шукшина «А поутру они проснулись...». Вячеслав убежден, что участие в театральных постановках помогает отвлечься, не думать о том, что находишься в тюрьме.

Театры, конкурсы — все это досуг, хобби. Но для начала каждый осужденный на пути к исправлению обязан пройти и обязательные «предметы исправительной программы».

Первый шаг к исправлению начинается с двухнедельного карантина. Человека, попавшего в колонию, обследуют на наличие различных заболеваний, и если это необходимо, лечат. После всех медицинских проверок начинается работа с тонкими материями — умами и душами тех, кто сбился с пути. Если у заключенного нет среднего образования, его в обязательном порядке отправляют учиться в школу. По словам Любови Разбириной, образовательный уровень новосибирских заключенных в последние годы снизился, поэтому школы не пустуют.

Имеешь аттестат, но не обучен никакой профессии — по закону обязан ее приобрести: при всех исправительных учреждениях области есть свои профессиональные училища. Бывший заключенный Алексей, с которым мы познакомились в реабилитационном центре, приобрел сразу две специальности — водителя и электрика. Специальности, которым обучают в исправительных училищах, вполне востребованные — печник, плотник, швея, оператор ЭВМ. С такими «корочками» работу после освобождения, уверяют сотрудники УВД, найти вполне реально.

Исправление работой
По закону заключенные обязаны работать во время отбывания наказания в колонии. Иначе навык жить на всем готовом может сыграть плохую шутку. Однако с их трудоустройством в Новосибирской области, как и в целом по стране, есть трудности. Государственные заказы, какие были, к примеру, в 80-е годы, остались в прошлом.

Проблему эту пытаются решить. Властями Новосибирской области было принято решение передать исправительным учреждениям оборудование, не используемое учебными заведениями профессионального образования. Так, по словам Сергея Ежеленко, начальника производственного отдела ГУФСИН по Новосибирской области, в женскую исправительную колонию будет доставлено швейное оборудование, в другие колонии — оборудование по изготовлению обуви, токарные, фрезерные и сверлильные станки.

Всегда есть шанс
Особый пункт воспитательной программы в колониях — приобщение заключенных к вере. Задумался о своей душе, хочешь покаяться, исповедоваться — иди к священнику. При всех колониях есть храмы и молельные комнаты. Дело это, разумеется, добровольное, но потребность есть. При ИК-18 ГУФСИН по Новосибирской области, к примеру, даже работает своя воскресная школа.

По словам отца Олега, опекающего эту колонию, как только открылась воскресная школа, осужденные стали ходить в храм, больше интересоваться религией и укрепляться в вере. На территории учреждения организована школа звонарного искусства, сейчас проводятся занятия по иконописи, заключенные пробуют писать святые лики.

Насколько это вообще сочетаемо: заключенные и иконопись? У Юлии Поповой, преподавателя иконописной школы в городе Дубна Московской области, которая сейчас обучает заключенных новосибирцев писать иконы, такое мнение:

— Последний суд за Спасителем. Если помните, первым в рай раньше праведников вошел покаявшийся разбойник... Господь всегда дает шанс человеку исправиться, и, может быть, посредством иконописи согрешивший придет к глубокой вере.

Профессия на воле пригодится
За 7 месяцев этого года в исправительных учреждениях Новосибирской области выпущено продукции на сумму 275 млн рублей, что на 56 млн рублей больше, чем в прошлом году.

Ассортимент выпускаемой продукции широк. Заключенные производят швейную продукцию, детскую мебель, деревянные панели «Зебра», бруски, топливные гранулы, а также хлебобулочные изделия, муку и молоко.

Отмеченный рост выпуска продукции произошел за счет создания новых рабочих мест и освоения производства новых изделий, пояснил Сергей Ежеленко, начальник отдела организации трудовой занятости спецконтингента ГУФСИН России по Новосибирской области.

Во втором полугодии в колониях планируется открыть новые производственные участки. Будет организовано производство сушеных овощей (свекла, морковь, лук, свекла), трикотажного полотна, манной крупы, а также хромовых утепленных сапог и полусапог для женщин и мужчин, сотрудников уголовно-исправительной системы.

При трудоустройстве осужденных на оплачиваемые работы, отметил Сергей Ежеленко, принимается во внимание не только наличие специальности, но и исполнительных листов.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Павел К., новосибирский фотограф:
— Два года, когда служил в армии, я работал караульным в колонии. Могу сказать, что с тех пор я по лицу могу определить, сидел человек в тюрьме или нет. Бывшего заключенного можно узнать по взгляду, меняется его энергетика, и сам он, конечно, становится другим. Эту страницу из дневника не вырвешь. Но, конечно, тюрьма еще не конец света...

КОММЕНТАРИИ
Вышел из тюрьмы. Что дальше?
Алексей ВИДЯКИН, директор областного центра срочной социальной помощи:
— За шесть месяцев до предполагаемого освобождения осужденного начинают готовить к жизни на свободе. Сотрудники воспитательной службы исправительного учреждения, а также представители других служб (миграционной, паспортно-визовой, центра занятости), с которыми бывшему заключенному, скорее всего, придется общаться после выхода на свободу, проводят с ним разъяснительные беседы правового толка: как жить и что делать, чтобы снова не попасть в поле зрения правоохранительных органов. Приезжают и сотрудники нашего реабилитационного центра. Те, кому некуда идти после выхода из исправительного учреждения, люди, не имеющие собственного жилья, могут обратиться за помощью к нам, в отделение реабилитации для бывших заключенных. Мы на какое-то время предоставляем крышу над головой, помогаем в поиске работы и оформлении необходимых документов. Принимаем всех, кроме людей, находящихся в сильном наркотическом или алкогольном опьянении, психически нездоровых граждан, а также больных с тяжелой формой туберкулеза.

ЦИФРА
По состоянию на 1 августа этого года в исправительных учреждениях Новосибирской области на различных производствах трудоустроены 1 804 заключенных, которые имеют иски от судов и должны выплачивать алименты.

Сегодня в исправительных учреждениях Новосибирской области под стражей находятся около 20 тысяч человек

Комментарии