USD 63.1697 EUR 70.3395

Кирилл СИМОНОВ: «Всегда приезжаю сюда с радостью»

Татьяна ШИПИЛОВА
Фото Виктора ДМИТРИЕВА
Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Год Германии в Новосибирске открывается премьерой оперы Шарля Гуно «Фауст»

Сегодня в Новосибирском театре оперы и балета — премьера. Это одна из самых популярных опер в мире — «Фауст», на ее дорогостоящую постановку решаются только самые крупные и успешные театры. Поэтому работали над спектаклем лучшие театральные силы ведущих оперных театров России: музыкальный руководитель и дирижер постановки Евгений Волынский, хормейстер Вячеслав Подъельский, режиссер Игорь Селин, сценограф проекта Александр Орлов (Мариинский театр), художник по костюмам Ирина Чередникова, световая партитура — Александр Сиваев и Глеб Фильштинский. Хореографическая картина «Вальпургиева ночь» поставлена известным балетмейстером Кириллом Симоновым.

Именно с ним мы и поговорили накануне премьеры. Кирилл Симонов для НГАТОиБ — имя, безусловно, счастливое. Памятна и любима поклонниками балета его первая работа — Sonata на музыку Скарлатти (2000 г.). В 2007 году поставленная им прокофьевская «Золушка» принесла Новосибирску «Золотую маску»…

Есть точка на карте
— Кирилл, для вас наш город тоже означает что-то особенное?

— В Новосибирск я возвращаюсь с большой любовью. И давно уже не воспринимаю себя гостем. Потому что здесь столько спектаклей поставлено, столько времени проведено! Здесь прекрасные люди, огромное количество друзей. Я очень люблю этот город, у меня к нему такое трепетное нежное отношение: где бы я ни был, чтобы ни делал, я всегда вспоминаю, что в Сибири есть такое замечательное место, такой замечательный театр.

— Какие изменения в театре вы для себя на этот раз отметили?

— Труппа, конечно, за это время очень изменилась. Многие из тех, кто двенадцать лет назад со мной работал, были на первых ролях, сейчас они уже стали репетиторами. Ведь когда я приехал сюда ставить Sonata, мне было 22 года, именно с нее началась моя карьера хореографа.

С Новосибирским театром мы получили «Золотую маску» — в моей карьере это очень значимый момент. Я давно не ставлю танцы в операх, это для меня не совсем интересно, но когда мне предложили поставить «Вальпургиеву ночь» в Новосибирске, не мог отказаться. У меня был сложный сезон, я поставил «Дон Кихота» в Саратове и «Золушку» в Петрозаводске. Впереди тоже непростой и насыщенный сезон, и по здравому смыслу мне бы надо было отказаться. Но здесь такая интересная концепция. Это все-таки не просто специально сделанные танцы в опере, «Вальпургиева ночь» — целый балетный акт, отдельно написанное произведение, где на протяжении длительного времени вниманию зрителей представлен только балет.

Хотя, признаться, часто «Фауста» ставят без него — этот акт купируется, и сказать, что у его постановок большая история, нельзя. Существует хореография Лавровского, которая в разных редакциях шла в Большом и Мариинке. Есть редакция Баланчина. В некоторых театрах «Вальпургиеву ночь» с вариациями танцуют как отдельный хореографический опус.

Здесь же совсем другой подход. Большой проект, оригинальная режиссерская концепция. И мне хотелось поставить современные танцы, чтобы артистам балета было интересно их исполнять. Не секрет, что они не очень охотно идут танцевать в оперу. Тем более что в этом спектакле заняты ведущие солисты: у нас сейчас главные роли репетируют Анна Жарова, Анна Одинцова и Наталья Ершова. Хотя когда-то это была традиция, и прима-балерина Императорского театра Матильда Кшесинская с удовольствием танцевала в оперных постановках. Словом, моя задача была поставить интересные танцы и отчасти эту традицию возобновить…

Пластика как грань
— То есть в новосибирском спектакле будет совершенно новая хореография?

— Да, это моя авторская хореография, специально сделанная для этого проекта.

— Какова главная идея?

— Разложение. Фауст видит, как он низко пал, понимает, на какое дно в погоне за молодостью и земными благами опустился — Мефистофель демонстрирует ему это… Причем я не стал делать в этом плане какие-то примитивные подсказки, иллюстрации. Моменты эротизма должны быть красивыми.

— А кто здесь девушки, которых танцуют Жарова, Одинцова, Ершова?

— Они не вакханки, как в первоисточнике, они не чертовки. Они — главная героиня Маргарита.

— Такой утроенный образ?

— Да, благодаря этим трем фигурам мы понимаем, что произошло с ней после предательства Фауста. Может возникнуть вопрос: зачем вновь рассказывать историю, которую мы видим в оперном варианте? Но это некий парафраз основного сюжета, точнее, внутренний мир героини, который через балетную пластику, тело балерины можно показать совершенно иным образом. Хотя голос певицы, безусловно, прекрасная возможность сделать это. Но если добавляется еще один, визуальный слой, по-моему, история становится еще глубже, философичнее что ли…

— А новый фильм Сокурова «Фауст» вы видели?

— Видел, но я не поклонник этого режиссера. Я все вижу, понимаю, оцениваю какие-то находки и красоту визуального ряда. Но он — не мой кумир. Как, впрочем, и Тарковский…

СПРАВКА
Кирилл Симонов родился в 1977 году. Его называют одним из самых ярких молодых хореографов современности. Лауреат конкурса Vaganova Prix, 1998 (специальный приз жюри за «Этюды о женщине» на музыку Эннио Марриконе); лауреат конкурса хореографов им. Федора Лопухова, 1999 (специальный приз жюри за лучшее музыкальное решение — «Пока ты спал» на музыку Арво Пярта); лауреат премии «Золотая маска».

Комментарии