USD 63.1697 EUR 70.3395

Здесь радость наша, труд и честь

Подготовила Валентина МАЛЬЦЕВА
Александр Павлович Филатов.  Фото из архива Филатова
Александр Павлович Филатов. Фото из архива Филатова

У Александра Павловича ФИЛАТОВА юбилей — ему исполняется 90 лет

Слова, вынесенные в заголовок, — о Новосибирске, и взяты они из стихов Александра Павловича Филатова. Награжденный двумя орденами Ленина, двумя орденами Знак Почета, орденами Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции, удостоенный почетного знака «За заслуги перед Новосибирской областью», Александр Павлович выше всего ценит присвоенное ему звание «Почетный житель Новосибирска».

— Это звание я воспринимаю как итоговую оценку всей моей деятельности, и прежде всего со стороны людей, которые со мной работали, — так он ответил на вопрос о самой ценной награде в своей жизни.

Босиком — в новую жизнь
Москва строилась веками, Санкт-Петербург — деньгами, а Новосибирск — руками — такова краткая легенда истории нашего города. Но самое интересное — рассказ об этом рукотворном подвиге. О тех, кто такую работу ставил выше собственного блага. Среди них — Александр Павлович Филатов.

— До 18 лет я никогда не был в большом городе, — так вспоминал о начале своей взрослой жизни Александр Павлович. — Меня стесняли городская одежда и особенно обувь, так как я привык ходить босиком. Но я успешно выдержал большой, в 12 человек, конкурс и был зачислен в Новосибирский институт военных инженеров транспорта, куда приезжали поступать со всей страны — ведь он приравнивался к военной академии, здесь была высокая стипендия — 458 рублей. Для сравнения скажу, что мой брат, шофер с большим стажем, зарабатывал всего 400 рублей.

Однако учебу вскоре пришлось прервать — началась война! Вчерашние студенты стали рабочими комбината № 179, или «Сибсельмаша». Смена — по двенадцать часов, без выходных. Весь день преследовало ноющее чувство голода. Но самое неприятное — постоянный холод: жили на чердаках бараков. Температура воздуха в цехе редко поднималась выше пяти-семи градусов. Первый военный год крепко спаял ребят, и эту дружбу они пронесут сквозь годы!

Холод, голод, но — «никаких проблем»
С какой жаждой они учились! На курсе из 41 человека 14 получили дипломы с отличием!

Комфорта не было и в послевоенной жизни. Филатов женился в 1946 году. Вспоминал, как с молодой супругой ходили по городским окраинам в поисках комнаты или хотя бы угла. Это было трудной задачей, потому что Новосибирск за годы войны принял 200 тысяч эвакуированных, и жилья катастрофически не хватало. Молодоженам повезло: удалось снять угол у знакомого в бараке — в комнате, где вместе с ними ютились еще пятеро. Жили без электричества. А чтобы не замерзнуть, топили печку круглые сутки... Много лет спустя и про эту жизнь Александр Павлович скажет:

— Никаких проблем не возникало. Познакомились мы с будущей женой в студентах, поженились и отлично жили. Полное взаимопонимание и взаимоуважение — такой психологический климат дома был у меня всегда. Хотя в течение 13 лет материально было очень тяжело: жила у меня сестра с дочкой и нас четверо с детьми. На шестерых доход был 220 рублей. Но это отрицательно не повлияло на наш союз.

Да поймут ли нынешние молодые, что такое жить душа в душу в здравии и болезни, в бедности и богатстве? Залог таких взаимоотношений — огромная внутренняя культура, культура по-настоящему интеллигентной души.

Трест «Сибстройпуть» стал первой «остановкой» на трудовом пути. А первым делом — возведение ста домов для железнодорожников Первомайки.

Если всем хорошо, то и тебе тоже
Филатова невозможно было не заметить: профессионал военной выучки, открытый для людей, внимателен к мнениям других и притом самоотверженность ради дела и никаких претенциозных требований для собственного удобства… Он не считал карьерой то, что стал заместителем председателя горисполкома, затем — первым секретарем горкома партии, а позднее возглавил областную партийную организацию. Он до сих пор считает, что не его личность сыграла роль в истории, а наоборот: история помогала его личным успехам. Так и пишет в своей книге: «Эти годы пришлись на период бурного роста и развития города». Будто бы Новосибирск совершенствовался движущей силой исторического колеса, а не личными усилиями Филатова-руководителя и многих его сподвижников.

— Сколько построили за эти несколько лет, сколько решили проблем! — вспоминает Александр Павлович те далекие годы. — За это время промышленность росла очень высокими темпами. В 1967 году я стал депутатом Верховного Совета РСФСР. Готовил к очередной сессии выступление, где хотел привести такие данные: за 10 лет город по своим жизненным способностям (сюда включались все показатели) удвоился. И вот я уже в Москве, на заседании сессии Верховного Совета РСФСР, слушаю, что говорят другие депутаты, а они будто у меня списали: вся страна сделала такой рывок вперед. Во главе государства тогда были Леонид Ильич Брежнев и Алексей Николаевич Косыгин, много сделавшие для страны, для нашей области и города, в том числе решившие вопрос строительства метрополитена.

Вот в этом — в высоких результатах в целом по стране, области и городе — состояла моя радость. В этом смысл жизни руководителя: если всем хорошо, то и тебе тоже. Работа, конечно, адова была. Выходных мы не знали...

...Не забыли про овраги
Территория Новосибирска сильно испещрена оврагами. Это было опасно, так как они разрастались, угрожая застройкам. Так, за одну дождливую ночь «уплыли» с берега Ельцовки 92 домика!

После войны вышло даже постановление Совета министров о засыпке новосибирских оврагов. Проектная документация занимала... две комнаты в Министерстве коммунального хозяйства, а дело не двигалось.

В ту пору первым заместителем председателя Совета министров РСФСР был М.А. Яснов.

— Его пребывание на этом посту было большим благом для нашей страны, в том числе и для области, — считает Филатов. — Он не только распорядился ежегодно выделять по 5 миллионов рублей для борьбы с оврагами, но и подсказал наиболее дешевый и простой метод их ликвидации: «Не засыпать надо, а замывать!»

В оврагах Каменки и Плющихи проживали тогда свыше 40 тысяч человек! И все получили благоустроенные квартиры.

При строительстве метрополитена также производили замывку русла реки Ельцовки и частичное выселение людей.

Вот такие колоссальные проекты продвигались в жизнь славным, скромным и необыкновенно трудоспособным поколением, к которому по праву относится один из лучших его представителей — Александр Павлович Филатов.

Рискуют в идеологии те, кто думает о людях, а не о собственной карьере
Первыми были новосибирцы и в щепетильных идеологических делах. Это теперь кажется: монумент Славы — обычная история. Но все не так просто. Напомним, число погибших на войне в те годы было заскречено. И никогда еще не было таких памятников, который придумал новосибирский художник-монументалист Александр Сергеевич Чернобровцев.

— Вспоминаю, — рассказывал он, — вызвал меня к себе Александр Павлович Филатов:

— Где ты видел, чтобы такое делали?

— Почему я должен это где-то видеть? Пусть другие у нас посмотрят!

— А вдруг мы кого-нибудь напишем, а он не погиб, а сбежал куда-нибудь в Бразилию или Аргентину?

Так и не сумел переубедить Александра Павловича художник. Пришел домой в отчаянии. И вдруг раздался поздний звонок. Звонил Филатов: «Давайте делать!»

Вслед за Новосибирском фамилии погибших стали помещать на памятниках по всей стране.

Идея, конечно, была хорошая, но для первого секретаря обкома КПСС стать первым в таких делах в ту пору было рискованно. Он мог даже поплатиться карьерой.

Кстати, о ее завершении. Обычная практика: всем партийным руководителям «высшего эшелона» при выходе на пенсию давали хорошую квартиру и соответствующее обеспечение в Москве.

— Я отказался, — говорит Филатов, — потому что привык к городу, в который вложил весь свой труд и всю свою жизнь. Для меня очень важно, что не стыдно оставаться в Новосибирске и смотреть людям в глаза...

АНОНС
Чествование Александра Павловича Филатова состоится 26 июня 2012 года в 12.00 в Малом зале правительства НСО.

Фотографии статьи
На юбилейной сессии Верховного Совета РСФСР — с маршалом авиации Александром Ивановичем Покрышкиным. Фото из архива Филатова
Филатов высоко ценил мнение Алексея Косыгина. Фото из архива Филатова

Комментарии