USD 73.7532 EUR 89.6691

По Сузуну, по Сибири, по дорогам войны

Татьяна РЕШКЕ
Людмила Волобуева. Фото предоставлены Л. Волобуевой
Людмила Волобуева. Фото предоставлены Л. Волобуевой

Летом прошлого года Людмила Михайловна с мужем и внучкой совершили автопутешествие «по дорогам войны», чтобы впервые посетить могилу отца. По пути вели съемки земли, израненной несколько десятилетий назад, встречались с героями книги. Положили сузунскую землю на братскую могилу в деревне Бараново Одесской области.

В процессе поисковых работ удалось собрать материал, украсивший книгу и с успехом представленный на конкурсе «Семья — основа государства». Надеемся, путешествие к родным берегам Людмилы Волобуевой послужит для читателей «Советской Сибири» толчком к изучению собственных семейных историй.

«Где память есть, там слов не надо!»
— Вновь и вновь пересматриваю семейные альбомы со старыми фотографиями, — начинает рассказ Людмила Михайловна. — Они «живут» чуть поодаль от обыкновенных (цветных). Их рассматриваешь с обеих сторон. Созерцаешь образ, видишь лик, одежду. Заглядываешь на обратную сторону фотографии, чтобы узнать, чем в ту пору занимался человек, о чем мечтал. В 40 — 50-е годы обладатели черно-белого снимка писали: «Если встретиться нам не придется, пусть на память тебе остается неподвижная личность». Или: «Дарю свою фотографию на память. Храни ее, не рви!» Позже появились такие «крылатые» выражения: «Где память есть, там слов не надо!»

А одной фотографии Людмила Михайловна посвятила несколько страниц. На обороте — письмо к дочери: «На память любимой дочери Валечке от папы в дни Отечественной войны и нашей разлуки. Посмотрите с мамой, на чем я воюю и бью тех, кто нас с вами разлучил. Этот танк спас мне жизнь…»

Фотографию и другие материалы прислал Людмиле Волобуевой Александр Долженков — внук танкиста Григория Евстафьевича Фастовца. А сама Валечка (Валентина Григорьевна Долженкова — профессор кафедры статистики НГУЭУ) написала письмо-воспоминание об отце, заключив его такими словами: «Во время войны мой отец служил в 5-й гвардейской танковой армии под руководством Ротмистрова, которую бросали в самое пекло. Григорий Евстафьевич — это был действительно легендарный человек! Настоящий воин (другому бы и не вручили именной танк), работяга с золотыми руками, любящий муж, заботливый отец и добрый дед!»

Кстати, об именном танке говорится вовсе не случайно — с ним связана отдельная история.

Как Ян-Цыган фашистов громил
В 1943 году экипаж, которым командовал Григорий Фастовец, за боевые заслуги был награжден именным танком Т-34. Эту машину приобрел на собственные средства, вырученные от выступлений, цирковой борец, звезда арены Иван Куксенко. О нем можно прочитать в книге Александра Мазура «Борьба: вчера, сегодня, завтра»: «Ваня Куксенко был смуглый, с копной черных волос на голове, его окрестили Ян-Цыган. И эта его новая фамилия долгие годы красовалась на афишах во многих городах нашей страны. Когда грянула Отечественная война, Ян-Цыган приобрел на свои средства танк и вручил его танковому экипажу».

Между командиром экипажа и дарителем завязалась переписка. «Мы скоро выедем на фронт громить немецкую нечисть, — писал младший лейтенант Григорий Фастовец. — Заверяем вас, товарищ Ян-Цыган, что мы выполним вашу просьбу. Не отдадим врагу свою землю, пока не покинут нас силы».

У танка «Ян-Цыган» была славная биография: нещадно бил врага, тонул, семь дней пробыл в воде, но его вытащили, и он продолжил путь, выдержав с честью все фронтовые невзгоды. Не менее отважным, непотопляемым бойцом оказался и Григорий Фастовец: прошел все испытания и вернулся с победой домой, к родным и близким.

Запах сузунских ягод
Возвращение солдат с фронта — это, пожалуй, одно из самых ярких и дорогих воспоминаний Людмилы Волобуевой.

— В память врезались две картинки: плачущая мама у окна (молоденькая, худенькая, в белом платье, с длинными косичками), а за столом сидит мужчина в военной форме. Мой дядя Филипп — мамин брат. Мне не было еще и трех лет, но я помню все. Дядя Филипп посадил меня на колени, прижал нежно к себе и угостил конфетой, которую назвал «шоколадкой». Моя первая в жизни шоколадка была очень вкусной. Я с детства слыла сладкоежкой, уверяла родных, что смогу съесть целую хлебовозку «подушечек», поэтому это был самый запоминающийся подарок. Что собой представляла хлебовозка в то время? Это большая будка со словом «Хлеб», которую водружали на повозку, запряженную лошадью.

Аромат и сладость детских воспоминаний — кажется, они способны повернуть вспять реку времени. Как жили, во что играли, какими «шоколадками» лакомились малыши тех далеких, непростых и несладких лет?

— Когда я подросла, сама бегала с друзьями в лес, который начинался прямо за соседским огородом, — вспоминает Людмила Волобуева. — Сейчас на том месте находится коррекционная школа, а раньше был ягодно-еловый уютный уголок с множеством птичьих гнёзд, в которые мы часто заглядывали. По весне дети срывали с елочек и сосенок молодые побеги — витаминные веточки-«кашки» и с удовольствием их жевали. Со взрослых деревьев выковыривали смолу. Это был настоящий смак… А сколько здесь было в начале лета земляники! Не зря Сузун ассоциируется с запахом этой ягоды.

В поисках истины
Об отце Михаиле Васильевиче Чайникове Людмила Волобуева знала немного, однако всю жизнь была уверена: он горячо любил дочь, даже в те дни, когда она еще не появилась на свет. «Хотел назвать Александрой (именем моей мамы). Перед отправкой на фронт купил для будущей дочки ванночку, покрывало и козочку… Он был старше мамы на семь лет. Был серьезным и мудрым. Я с детства слышала, что мой отец был судим, поэтому сейчас, во взрослой жизни, решила докопаться до истины».

Не все получилось сразу. Следы отца запутывались, терялись, но в конце концов удалось выяснить следующее. Михаил Чайников был арестован в 1937-м за «недоносительство об известном ему преступлении контрреволюционного характера» и отбывал срок в Коми АССР.

Какие производства обслуживали «преступники»? Трудились на лесозаготовках и деревообработке, производили шпалы и выпускали мебель. «Поселок Вожаёль, где находился лагерь, звучит на французский манер — «красиво», — пишет в своей книге Людмила Волобуева. — А на самом деле он похож на французов, разбитых под Москвой в 1812 году. Место для жительства спецпереселенцев отводилось в лесу, в дырявых бараках: сквозь стены видна улица, через крышу льет дождь, печи разваливаются».

Пролистывая главы семейной истории, Людмила Михайловна вспоминает памятник жертвам политических репрессий в Сыктывкаре. Памятник, имеющий вид православной часовни: стены — медные щиты-барельефы, представляющие сцены из лагерной жизни, внутри — мартиролог. Причем разнообразие имен дает понять, что здесь этапом прошагали представители многих народов и конфессий. «Содрогаюсь от мысли, что вот так мы и жили: при жизни — ад, а после смерти — рай».

К началу войны Михаил Чайников был освобожден и вернулся в Сузун. В декабре 1943 года отправился на фронт. Погиб 6 апреля 1944 года, через три недели после рождения дочери Людмилы.

— Теперь я могу сказать, что нашла свои корни, — говорит Людмила Волобуева, — узнала правду о репрессиях и войне, восстановила главные эпизоды жизни моих близких людей. И у меня немного спокойнее стало на душе. Я думаю, люди с исследовательской жилкой после знакомства с героями моей книги спохватятся и станут для своих же потомков восстанавливать прошлое. Они разворошат семейные альбомы, как я, найдут старые письма, обратят внимание на давно заброшенные вещи. Вот только тогда они посмотрят на жизнь предков и себя в ней совсем другими глазами.

Прочесть книгу можно на сайте: mbmz.99k.org

СПРАВКА
В годы Великой Отечественной войны областным, районными и городскими военными комиссариатами было призвано и поставлено на укомплектование войск около 800 тысяч человек, сформировано 14 соединений, 22 отдельные войсковые части, 70 различных подразделений. Для работы в народном хозяйстве мобилизовано около 127 тысяч человек (zsnso.ru).

ЦИФРА
В Новосибирской области проживает 224 тысячи ветеранов труда Российской Федерации.

Фотографии статьи
Людмила со своей мамой Александрой. Фото предоставлены Л. Волобуевой
Экипаж танка «Ян-Цыган». Фото предоставлены Л. Волобуевой

Комментарии