USD 63.1697 EUR 70.3395

Фантики слаще конфет

Дарья ДОРОТОВА

«Кола» против «Буратино»
— Газировка — это неотъемлемый атрибут детства, — считает коллекционер этикеток и конфетных фантиков Александр Лутковский. — Любой ребенок может пить её литрами. Мне самому не раз приходилось уговаривать своего сына выпить горячего чая с лекарствами словами «пей, как лимонад!».

Этикетки от всевозможной шипучки Александр стал собирать ещё в детстве, когда при Горбачёве началась антиалкогольная кампания. Тогда-то на рынке и появилось множество потенциальных экспонатов. Солидная часть этикеток, вспоминает коллекционер, добывалась в пунктах приёма стеклотары, куда, будучи подростком, он с друзьями специально ездил.

— Лимонад покупали за 35 копеек, из них больше половины стоимости, 20 копеек, приходилось на бутылку, — говорит Лутковский. — Поэтому тару в основном сдавали. Мы с другом придумали интересный способ пополнения коллекции: брали папины лезвия от бритвы и шли в приемный пункт, где нам разрешали срезать этикетки. Коллекция быстро разрасталась. Интересно, что мировые компании-производители газировки сейчас активно используют раскрученные с советских времён брэнды «Дюшес», «Буратино» и другие. То есть российскому потребителю оказалось мало их заморской газировки.

Что бы ни выпускала компания «Кока-Кола», а россиянам она известна прежде всего по одноимённому напитку в красной жестяной баночке. Новосибирский коллекционер посвятил этой жидкости несколько стеллажей. Вот здесь стеклянные, ещё не откупоренные бутылочки, тут — тонкая, раскрашенная «под Пикассо» банка, а там и вовсе — призы от различных акций из серии «Выпей пятнадцать литров газировки и получишь ещё пять в подарок». Глядя на эти экспонаты, легко угадывается время и мировые тенденции. Например, когда в моду вошла модельная худоба, каждая девушка считала себя обязанной сменить «колу» на «диетическую» шипучку, «содержащую всего ноль калорий»!

Впрочем, этикетки советских и российских напитков не так привлекательны, как их зарубежные «коллеги». Чего не скажешь о конфетных фантиках.

Детское счастье
Собрание конфетных обёрток, можно сказать, семейное увлечение семьи Лутковских. Александр и его сестра в детстве складировали эти своеобразные напоминания о сладких моментах жизни в коробку, которая была обречена на долгое время застрять в чулане. Пока в 1995 году на свет не появилась дочь новосибирского коллекционера. Она-то, став постарше, стала пополнять собрание своими фантиками.

— Разобрав все наши фантики, я и сам очень сильно увлекся коллекционированием оберток от конфет и шоколада. Ведь это частички радости, навсегда сохранившие счастье детства. Если у взрослого человека ничего не осталось от детства, то кому он тогда нужен?! Такой человек постоянно нудит, ему ничего не интересно, все надоело и противно. А ведь так важно уметь восторгаться и удивляться даже самым обычным вещам, как ребенок!

Глядя на разнообразие волшебного мира сказок, представленного разными производителями сладостей, невозможно с высоты своего возраста сказать: мне это неинтересно, потому что я это уже не раз видел. Конфетные иллюстраторы в своём мастерстве не отстают от мира: на обёртках, помимо традиционных Красной Шапочки и Алёнки, появились Смешарики. Ручаюсь, ни один взрослый не знает их в лицо и по именам. Зато дети, которые пришли на выставку, с удовольствием знакомят современных мультипликационных героев со своими мамами и папами.

Однако, по словам Александра Лутковского, часто меняются только фантики, а весь мир уже давно поделился на тех, кто любит «Ласточку» и «Буревестник», и тех, кто отдаёт предпочтение «Красной Шапочке» и «Мишке на севере». Сколько бы конфет ни появилось на рынке, эти сорта остаются бессменными лидерами продаж. Это как раз те сладости, которые сохранились с XIX века до нашего времени без изменения рецептуры. Сам же коллекционер более других предпочитает конфеты-вафли «Гулливер».

— В советские годы их выпускали очень многие фабрики — и кондитерские, и макаронные, — вспоминает Александр. — Эти огромные конфеты распространялись в основном в деревнях. Такая сладость и из детства воспоминание, и вообще большая во всех отношениях радость.

Кстати, даже обертки многих конфет, привычных еще нашим прадедам, практически не изменились с тех пор. В то же время история фантиков — это история плагиата в лицах. С тех пор как авторские права на конфеты стали регистрировать, конкурентные производители изощрялись, как могли. Как свидетельствует выставка, тот же «Мишка на севере» превратился в «Умку», «Мишку косолапого» и даже «Мишку на велике».

Сахарная «вата»
— Российская душа в конфетах отражается, — считает Александр Лутковский. — Поэтому у нас на обёртках и сказки, и различные фольклорные персонажи. На Западе конфеты чаще всего безликие: название, полосочки какие-то… А упаковок и дизайнов порционного сахара там, наоборот, такое количество и разнообразие! Например, в серии о паровозиках отражена вся история паровозостроения. То же можно сказать о машинках или картинах.

Пока пассажиры поездов и самолётов пили сладкий чай, Александру и его близким приходилось довольствоваться водой и заваркой — весь порционный сахар уходил в коллекцию. В СССР туристам выдавали по два кирпичика рафинада в обёртке с изображением поездов или самолетов. Юному собирателю хотелось сохранить именно нераспакованные пакетики с сахаром. Это одни из немногих экспонатов «Сладкой жизни», которые до сих пор не расстались со своим содержимым. Коллекция пережила даже то время, когда с советских прилавков исчезли многие продукты, включая сахар. Правда, говорит новосибирец, все повторяющиеся пакетики были опустошены — уж больно хотелось сладкого!

— Когда в нашу жизнь пришел интернет, я с удивлением узнал, что такой вид коллекционирования очень популярен. Особенно много таких коллекционеров в Европе, где проходят слёты, на которых собираются сотни, тысячи человек.

И пока прагматичные европейцы делают на сладком рекламу или описывают историю, российские производители конфет создают сказку. Ведь, как мы помним из рекламы шоколада, «Россия — щедрая душа!».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Тамара ПАВЛОВНА, коллекционер фантиков:
— Интересная выставка, конечно, хотя я пока не видела раритетных фантиков, допустим, царских времён. И здесь легко растеряться, потому что всего много: и лимонад, и шоколад, и сахарные пакетики. В моей коллекции около девяти тысяч экземпляров. Я группирую их по фабрикам России и Советского Союза. В 90-е годы на рынок хлынул поток сладостей в красивых упаковках. В них были невкусные конфеты: разворачиваешь — вафли отдельно, глазурь отдельно. А сами обёртки шикарные! Особенно украинская серия волшебных сказок.

Раиса КИПНИС, начальник выставочного отдела Новосибирского государственного краеведческого музея:
— Идея выставки родилась после того, как в одном из новосибирских изданий опубликовали материал о коллекционере фантиков. По нашим подсчётам, здесь более четырёх тысяч фантиков, этикеток, обёрток от шоколада и упаковок порционного сахара. Александр Лутковский хранит память о многих вещах, которые новые поколения просто не знают. Я для себя сделала вывод, что во времена тотального дефицита, которым славились 70 — 80-е годы XX века, оказывается, выпускали много замечательных конфет и напитков. Две трети того, что мы показываем, моё поколение никогда не пробовало!

ФАКТ
Собирание различной упаковки называют филолидией. Сюда же относят коллекционирование пивных, спичечных, сырных этикеток, пробок, алюминиевых банок, упаковок от бритвенных лезвий, мороженого и сахарные пакетики.

Фотографии статьи
Фото Дарьи ДОРОТОВОЙ
Фото Дарьи ДОРОТОВОЙ
Фото Дарьи ДОРОТОВОЙ

Комментарии