USD 63.1697 EUR 70.3395

Любите ли вы патефон?

Подготовила Светлана ГАВРИЛОВА.Новосибирск — Павлодар — Новосибирск. Фото Татьяны НИКОЛАЕВОЙ.
«Пластинки теряют свое качество не от старости, а от того, что их неправильно используют», — объясняет Наум Шафер.
«Пластинки теряют свое качество не от старости, а от того, что их неправильно используют», — объясняет Наум Шафер.

…Поднимаемся. Нас приглашают в небольшой, судя по всему, филармонический зал. На стене висит портрет молодого Исаака Дунаевского. Выходит сотрудник музея, обаятельная дама, называет себя: «Татьяна Сергеевна Корешкова» — и начинает свой рассказ. Оказывается, здесь организован единственный в мире музей пластинок. Вначале это была частная коллекция грампластинок, которую создал Наум Григорьевич Шафер — профессор кафедры русской филологии Павлодарского государственного университета, музыковед, литератор, просветитель. И вот на базе этой частной коллекции власти Павлодарской области создали музей. Все это говорится как о человеке давно ушедшей эпохи. И представьте себе наше изумление, когда Татьяна Сергеевна предоставляет слово самому… Науму Григорьевичу.

— Как? Он еще жив? — невольно вопрошает, выражая общее изумление, один из журналистов.

С первого ряда поднимается человек небольшого роста с удивительно одухотворенным лицом и с юмором отвечает на реплику коллеги:

— Действительно удивительно, что еще жив. Меня ведь тоже пора считать музейным экспонатом.

История, которую павлодарский коллекционер рассказал о себе, очень необычна. Родом Наум Григорьевич из бессарабских евреев. До начала Второй мировой войны там был родительский дом, а самой дорогой вещью в доме был патефон. Бессарабия когда-то принадлежала России, позже — Румынии.

— Затем начался передел сфер влияния и Советский Союз предъявил Румынии ультиматум вернуть Бессарабию. Мы так радостно встречали советские войска! С надеждой ждали воссоединения с Россией. А потом нас просто депортировали без суда и следствия. Пришли и сказали: «Вам срок час. За это время соберите нужные вещи, но не более 100 килограммов». Вместе с нами было много и молдаван, и даже русских. Это случилось 13 июня 1941 года. И так вышло, что, с одной стороны, Сталин нас наказал, а с другой — спас. Потому что когда румыны вернулись назад, а вместе с ними и немцы, первое, что они сделали, — уничтожили евреев, русских и других советских людей, приехавших в Бессарабию. Погибли все мои родные до единого: бабушки, дедушки, дяди, тети и братья с сестрами.

…Науму Шаферу тогда исполнилось 10 лет. Семью депортировали в Казахстан. Среди вещей, которые удалось взять с собой, было и несколько патефонных пластинок, они-то и стали началом будущей коллекции.

— Мама хотела взять свою новую шубку — ей не дали. Я собирался забрать наш патефон — не разрешили. С этими энкавэдэшниками был один милиционер, который попытался за нас заступиться. Мне было всего 10 лет, и своим детским умишком я понял: черт с ним, с патефоном, другой найду. А вот таких пластинок не найти уже нигде. Я прижал их к груди и поднял страшный рев. Мне разжимали пальцы, пытались отнять пластинки, но милиционер добился, чтобы меня оставили в покое. Так началась моя коллекция.

Одну из этих реликвий он и проиграл нам на самом настоящем патефоне. Это была прилично сохранившаяся запись «Отче наш» 1904 года.

— Для меня нет серьезной или легкой музыки. Я делю ее на хорошую или плохую. А что это — симфония или частушка, вальс или соната — не имеет значения. Таким образом, собирал то, что имеет отношение к классической, народной музыке и хорошей традиционной эстраде. У нас собраны музыкальные произведения всех народов земли.

Наум Шафер окончил институт, женился и вместе с женой, Натальей Михайловной Капустиной, решил отправиться туда, куда никто не хотел распределяться, — в Павлодарскую область.

Досуг скрашивало хобби — грампластинки, которые они выписывали по почте. Скоро в их двухкомнатной квартире негде было поместиться. Кроме пластинок, Шаферы коллекционировали и интересные, по их мнению, газетно-журнальные статьи. В их числе и вырезки из журнала «Огонек», например 30-х годов. Иных раритетов не найдешь даже в крупных библиотеках!

В коллекции и статьи известных тогда диссидентов — Синявского и Даниэля, например. И вот за хранение «антисоветчины» Шафера посадили на полтора года. Ситуация вышла, как в анекдоте, который рассказал нам Юрий Поминов, редактор павлодарской газеты «Звезда Прииртышья»:

— Вы знаете, где живет Хаим?

— Это который жил напротив тюрьмы? Ну да, знаю. Только теперь он живет напротив своего дома.

Наум Шафер тоже жил рядом с тюрьмой. Потом власти «поменяли» его место жительство.

После отсидки Наума Григорьевича с «пятном» в биографии приняли на работу только в местную вечернюю школу. И в это время он активно начинает исследовать творчество Дунаевского, о котором позже напишет несколько книг. Между прочим, нам Шафер дал прослушать пластинку, выпущенную в Германии в 1934 году. Но только «Легко на сердце от песни веселой» на музыку Дунаевского из «Веселых ребят» прозвучит на французском языке. И называется песня так: «Да здравствует жизнь, да здравствует любовь!»

…Увлечение творчеством Дунаевского подвигло Шафера еще на один необычный эксперимент. Вот у вас с каким событием ассоциируется 25 июля? Лично у меня — с годовщиной смерти Владимира Высоцкого. Но не все знают, что в этот день, только в 1955 году, умер и Исаак Дунаевский. И вот Наум Григорьевич при поддержке департамента культуры Павлодарской области записывает диск с песнями Высоцкого и Дунаевского, предлагая отмечать 25 июля как день памяти Исаака Дунаевского и Владимира Высоцкого.

Диск, выпущенный тиражом 50 экземпляров, разошелся по всему миру и дошел до Америки и Канады. И вот что пишет в одной из американских газет восторженный почитатель Шафера, Семен Ицкович:

«…Эти диски и точно удивительные. Жаль, что их звучание не выразить словами, их надо слушать. …Составитель — Наум Шафер. «Послушайте, — приглашает он, — как романтическая инструментальная музыка Дунаевского плавно переливается в бунтующие, лирические и юмористические песни Высоцкого: неудержимая страстность увертюры к «Детям капитана Гранта» — в волевую неистовость песни «Еще не вечер»; облагороженные «блатные» интонации из вальса к «Трем товарищам» — в душещипательную дворовую «Татуировку»; раскрепощенный разгул музыкальной драки из «Веселых ребят» — в антимещанское восстание буйного героя песни «Ой, где я был вчера»... И так далее, номер за номером до самого конца, пока похоронное адажио «Плот» не сольется с прощальными «Конями привередливыми»...»

…55 лет назад, когда умер Дунаевский, разрешение на публикацию некролога власти дали только двум газетам — «Литературной» и «Советскому искусству», — вспоминает Шафер, — «Правда» и «Известия» отделались маленькими «квадратиками». Так же отмолчались все официальные издания, когда 30 лет назад умер Высоцкий. «Большой талант всегда тревожит», — цитирует Шафер строку Евгения Евтушенко, добавляя, что, — с одной стороны, талант тревожит души людей, побуждая их на благородные и бескорыстные поступки. С другой стороны, большой талант тревожит трусливых верховных деятелей, боящихся конкуренции по части влияния на общественное мнение. От таких талантов они пытаются избавиться». Отмечать 25 июля как день памяти Исаака Дунаевского и Владимира Высоцкого, именно совместно, — это была его, Наума Шафера, инициатива, поддержанная департаментом культуры Павлодарской области Казахстана. — Далеки от нас эти славные люди физически, но близки нам душевно. Помянем же и мы в этот день».

Отдельного разговора заслуживает то, как появился музей. Пробил его своими многочисленными статьями о Шафере Юрий Поминов. Во втором номере за 2004 год казахстанского журнала «Простор» появилась его солидная статья «Дом Шафера». И в ней, в частности, говорилось о многочисленных предложениях приобрести раритетный фонд Шафера. Местные власти справедливо забеспокоились и помещение нашлось в центре города.

«Редкий день в этом доме не бывает гостей, ведь коллекция — одна из культурных достопримечательностей Павлодара. Экскурсии, лекции, тематические занятия для студентов и школьников... Музыкальные вечера для горожан, встречи с интересными людьми — поэтами, певцами, музыкантами... Небольшой актовый зал во время таких мероприятий, как правило, переполнен. Был случай, когда сам хозяин дома так и не смог пробиться на сцену, чтобы произнести приветственное слово. Многое, что делает здесь Шафер, он делает на общественных началах, оставаясь профессором местного университета. А его коллекция, которой по праву может гордиться не только Павлодар, но и весь Казахстан, остается открытой для истинных ценителей музыки и, хочется верить, еще долго будет служить людям, даря им радость», — с гордостью констатирует Юрий Поминов.

…Так что, если вы любите патефон, приезжайте в Павлодар! Науму Шаферу — 80 лет, но с рождением музея он словно переживает вторую молодость. Его дочь с внуками эмигрировали в Израиль, а он остался жить в своем любимом Павлодаре. И не нужны ему ни слава, ни деньги, а только горящие глаза слушателей.

(Продолжение следует).

Фотографии статьи
Наталья Михайловна Капустина, жена и верный друг чудака-коллекционера.

Комментарии