Новосибирская областная газета Советская Сибирь
 80 (26703)
05 мая 2012 суббота
GISMETEO: Погода по г.Новосибирск
 Декабрь 2012 
ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
45678
1112131415
1819202122
2526272829
      
RSS - формат, созданный для трансляции данных с одного сайта на другой. Twitter - это онлайн сервис для ведения микроблогов Twitter - это онлайн сервис для ведения микроблогов LiveJournal - это глобальная социальная сеть, объединившая русскоязычных блоггеров во всем мире.
 
Главная / Текущий номер / Власть / Экономика / Финансы / Общество / Пульс районов / Культура / Право / Спорт /
Гость номера / Репортаж / Пресс-центр / Потребитель / Народные новости / Специальные проекты / Документы


Советские войска форсируют Днепр
Нажмите на фото для просмотра
Советские войска форсируют Днепр
Нажмите на фото для просмотра
Анатолий Фёдорович Гутов. Фото Анатолия БАРСУКОВА
Нажмите на фото для просмотра
Двадцать лет после Победы о войне старались не говорить, так свежи были раны. Лишь в 1965 году заговорили во весь голос

Недавно ветерану Великой Отечественной войны Анатолию Фёдоровичу Гутову исполнилось 90 лет. Годы, отданные военной службе, до сих пор свежи в памяти, как будто это было вчера… Вот лишь несколько «горячих» эпизодов его боевой биографии.

— В 30-е годы авиация — как космонавтика в 60-е, — вспоминает Анатолий Фёдорович. — Мы все бредили небом. Знаменитая Марина Попович наш Новосибирский авиационный техникум окончила. Я учился в пятнадцатой группе, специализация — производство самолётов. 26 июня 1941 года мы готовились к защите дипломов…

От защиты дипломов — к защите Родины
Пятнадцатую группу в полном составе направили на завод имени Чкалова. В голове у ребят одна мысль — уйти на фронт добровольцами. Гутов одно за другим пишет заявления в райвоенкомат. Наконец, 18 июля 1942 года получает направление в Иркутскую военную школу авиационных механиков.

— Не прохожу комиссию по зрению. Еду учиться в Орловское танковое училище. Про скорую победу Красной армии над Германией, о которой мы, студенты, запальчиво говорили в начале войны, давно позабыл. Начинаю понимать, что впереди тяжёлые испытания, коль нас учат, готовят кадры для защиты Родины.

«Стальное лицо» врага
Курсанты ловят сводки Совинформбюро о битве на Курской дуге. В августе в училище доставляют подбитые немецкие танки «тигр» и «пантера», самоходку «фердинанд» — так ребята воочию увидели «стальное лицо» врага. Какая броня, какое прицельное оборудование, как уютно внутри машины! Да, фашисты хотели убивать с комфортом…

Пятое ноября 43-го. В училище выпуск. Напутствует новоиспечённых офицеров Сергей Петрович Вармашкин:

— Сынки, я поздравляю вас с окончанием училища. Но сказать я вам хочу, даже обязан, о другом. Вы уходите на фронт, на войну. А война — это тяжелейшая работа. Работа грязная, потная, кровавая. Она потребует от вас крепости тела, стойкости духа. Но главное — я желаю вам остаться в живых.

Противник — рядом
— Пятое января 44-го. С утра густой туман, и как только он немного рассеялся, входим в соприкосновение с противником. Смотрю в прицел, цели пока не вижу. Слева, у воронки, истекает кровью наш солдат с оторванными выше колен ногами. Опираясь на руки, он ещё пытается сдвинуться к воронке, чтобы не попасть под свистящие пули. А там, может, повезет, успеют подобрать наши…

Продвигаемся с боем вперёд. Что это? Корпус Т-34 напрочь разворочен, башня валяется метрах в двадцати, катки далеко от корпуса, и на белом снегу четыре обгоревших трупа танкистов. Руки застыли на рукоятках приводов башни и пушки, полное оцепенение.

Вкатываем в деревню. Рядом с домом штабель мертвых немцев — похоже, не успели захоронить. У входа ворох немецких писем. Беру одно из них. На фото фрау и поздравительная открытка мужу с Рождеством. Не успели вручить…

Кукуруза нас спасла
Передышка. К танку подъезжает комбат Шевченко.

— Лейтенант Гутов, приказываю немедленно взводом выдвинуться в разведку. Дойти до пункта «Г», разведать по фронту справа и слева. При обнаружении противника доложить.

— Есть, товарищ майор.

Комбат отъехал, а я думаю: «Почему именно меня, мой взвод? Я же новичок, могу не справиться. Хотя, погибну я, желторотый, — для батальона небольшая утрата».

Выдвинулись к указанному пункту — немцев нет. Справа огромное поле неубранной высокой кукурузы. Движемся по полю. У края поля, в километре от нас, вижу большую механизированную колонну немцев. Сообщаю нашим о расположении противника. Нас он не заметил — спасла кукуруза.

В полдень овладеваем Фёдоровкой. К утру 6 января движемся на Ново-Павловку, а рано утром 7 января на двадцати танках и двух самоходках с автоматчиками на бортах мы ворвались в Кировоград. 8 января командование армии объявило о награждении всех членов экипажей правительственными наградами. В числе других и я был представлен к ордену Отечественной войны 2-й степени.

Когда танки не горят
При острой фронтовой обстановке каждый день — «сюрпризы».

— По соседству с нами занимала оборону 31-я бригада 29-го корпуса. Пользуясь обильным снегопадом, поздно вечером немцы решили контратаковать — два «тигра» вошли в Карловку, стали кормой к корме и начали расстреливать всё, что попадало в поле зрения. Заместитель начальника штаба 31-й бригады капитан Пэнэжко оказался в центре заварухи, и ему ничего не оставалось, как предпринять оперативные меры по ликвидации возникшего очага.

— Кто здесь командир? — подлетев к нам, заорал капитан.

— Я, — представился, высунув голову из капонира.

— Лейтенант, ты поступаешь в моё распоряжение. Заводи танки и за мной.

Стреляем по «тиграм» — не горят. Что за чертовщина? Только утром поняли, в чём дело: в немецких танках не было уже ни горючки, ни снарядов. А танкисты разбежались…

Вспоминал об этом и полковник Пэнэжко в 1971 году на Красной площади в Москве:

— За тот бой в сентябре 44-го меня наградили «Золотой Звездой». В ней есть и твоя частица золота, старший лейтенант.

Иначе мы сгорели бы заживо
Корсунь-Шевченковская операция по окружению и уничтожению крупной вражеской группировки войск, прилегающей к правому берегу Днепра, началась 25 января.

— Темп наступления был высоким, и неожиданным ударом на четвёртый день нам удалось захватить Звенигородку, — вспоминает Анатолий Фёдорович. — Перед нами поставлена задача — перехватить врага на одном из участков.

Местность тяжелейшая. Реки, ручьи, овраги с крутыми склонами, большое число крупных опорных пунктов способствовали созданию мощных вражеских рубежей. Слева и справа вражеские осветительные ракеты — ночью всё видно, как днём. Снаряд прошивает борт нашего танка, попадает в топливный бак. Механик-водитель и радист контужены, танк загорается, у меня осколочные ранения ног. Я горю, но не могу найти опору под ногами. Благо повреждённый люк у нас был не закрыт, иначе мы с башнёром сгорели бы заживо. Мне удаётся вывалиться из башни на землю…

Дом — рядом с боевыми товарищами
В ту ночь горело не только тело сибиряка, но и душа. Он понял, это последний бой. Но все-таки после госпиталя поехал искать свою часть. Догонял до самой границы. Спасибо, пограничники сделали вид, что не заметили.

— Наконец я «дома»: сплю с боевыми товарищами в капонире под танками. Вызывают в штаб корпуса, сообщают о награждении вторым орденом. Прошусь зачислить в свою бригаду, в свой батальон — получаю отказ. Пришлось работать с эвакуационными ротами по сбору, вывозу и ремонту бронетехники. Сотни и тысячи танков, бронетранспортёров ввели в строй и отправили на фронт, в военные училища и танковые школы.

Командиром взвода в новом качестве прошёл лейтенант Гутов по дорогам Румынии, Венгрии, Чехословакии. Войну окончил 17 мая в местечке Бенешов, под Прагой, в расположении танковой школы СС.

Великий вклад в Великую Победу
Ранение оставило свои следы. Инвалид Великой Отечественной войны первой группы Анатолий Фёдорович с трудом держит ручку в руках. Вот уже шесть лет он не чувствует своих ног. Обгоревшие мочки ушей, на лице, шее — послеожоговая кожа. Тогда косметические операции были не в моде…

Но более всего ветерана страшит «косметика», которой порой грешат новомодные военные историки.

— Двадцать лет после Победы о той страшной войне старались не говорить, — делится бывший фронтовик. — И лишь в 65-м заговорили во весь голос. В стране развернулось патриотическое движение, советский народ по крупицам стал собирать, восстанавливать историю Отечественной. Создаются поисковые клубы, музеи боевой славы, советы фронтовиков, планируются встречи соармейцев, однополчан. Всех тех, кто денно и нощно, плечом к плечу дрался с врагом. Эти традиции ни в коем случае нельзя недооценивать, как и великий вклад нашего народа в Великую Победу.


Анатолий БАРСУКОВ
Lubov 10.05.12 09:11


Отец сестры МАЗНЕВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ, 1918г.р. учавствовал в Корсунь Шевченковской битве. Рядовой был призван в армию в г. Львов 11.02.40г. из г. Кемерово. Пропал без вести 01.02.1944г. В последнем письме писал, что ранен в живот на повозке эвакуируют, а куда??? Помогите с чего начать поиск места захоронения, в какие госпитали увозили раненых? С уважением, Любовь Петровна
Top
НАЗАРЕНКО 11.05.12 10:58


Уважаемая Любовь Петровна, начните с обращения в военкомат, откуда был призван рядовой Мазнев. за последнее время силами поисковиков восстановлены сотни тысяч имен пропавших без вести на фронте советских солдат. вероятно, место захоронения солдата уже известно или будет известно в ближайшее время. Только новосибирские поисковики, действующие в Ленинградской и Тамбовской областях подняли несколько сотен бойцов в прошлом году и уже более 70 с апреля этого года. все данные поисковики передают в военкоматы - в соответствии с информацией, заключенной в медальоне "смерти", имевшейся на груди у каждого воина.
Top
Напишите ваш комментарий к этому материалу. Нам важно ваше мнение.

* Ваше имя, не менее 5 символов и не более 25.

* Заголовок:

* Комментарий.      Доступно символов.

*

 
Пункты помеченные * обязательны для заполнения!
Перед публикацией комментарий проходит модерацию!
Государственные услугиМногофункциональный центр организации предоставления государственных и муниципальных услуг Новосибирской областиГосударственная инспекция труда
 
ПодпискаРекламаО газетеАвторыКонтактыАрхив